Рейтинг@Mail.ru

Александр Круглов (Абелев). Афоризмы, мысли, эссе

СЛОВАРЬ

На главную страницу сайта  |  Приобрести Словарь  |  Гостевая книга

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  Па  Пр  Р  Са  Со  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я   ПРИЛОЖЕНИЯ: Что такое 1) гуманизм 2) разум 3) достоинство 4) призвание 5) природа человека   ИЗБРАННОЕ  СЛОВНИК

ЕВГЕНИКА | ЕДИНИЦА | "ЕДИНОЕ" | ЕДИНСТВО | ЕРЕСЬ | ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ | ЕСТЕСТВЕННОЕ | ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО | ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ | ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР | "ЕСТЕСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК" | ЕСТЕСТВЕННОСТЬ | ЕСТЕСТВО

ЕВГЕНИКА

– идея, что человечью породу следует улучшать примерно теми же способами, что и любую другую

(породу скота, например); и попытка соответствующей науки.

• …Впрочем, если бы как-нибудь да случилось так – само как-нибудь, – чтобы жестокие люди не размножались... Оно бы хорошо, да через малое время то была бы другая цивилизация.

• «Этих вымыть или новых нарожать?..» (анекдот о цыганке, глядящей на своих чумазых детей). – Вот так и человечество ныне: «этих накормить или новых нарожать?..»
Задача всякого биологического вида – выжить. Чем примитивнее вид, тем больше его индивиды оставляют потомства и тем меньше о нем заботятся. Что до человека, то давно очевидно, что его плодовитость скорее мешает задаче выживания человечества в целом, чем решает эту задачу; чтобы сохраниться на планете Земля, человек должен заботиться уже не только о собственных детях, но о всех людях и, больше того, вообще обо всей живой природе, и причем отнюдь не увеличивая, а ограничивая собственную плодовитость...
Я хочу сказать: если бы разум и гуманность победили в каждом, евгеника была бы оправдана. Пока человек еще в первую очередь эгоист, мешать ему заводить детей – жестокость. Но духовно состоявшийся индивид сам себе не разрешит иметь детей, несмотря на перспективу печальной старости, если генетика имеет хоть что-нибудь против этого (то есть предупреждает о возможном нездоровье потомства). А когда-нибудь деторождение станет особой миссией, возлагаемой человечеством на отдельных здоровых людей (и это уже сейчас не было бы рано)…

• Самый трудный вопрос евгеники – философский, неразрешимый: что именно, для человека, в его генах хорошо…

ЕДИНИЦА

– «целое, которое уже не делится, а только дробится».

«ЕДИНОЕ»

– принцип и предел понимания, – логический эквивалент «Бога».

• ... «Благодаря чему все есть то, что оно есть»: благодаря чему, в восприятии и уме, все может быть нами увидено и осмыслено.

ЕДИНСТВО

– зависимость от целого;
– взаимозависимость.

• Скажем, мораль – означает человеческое единство. Архаичная мораль – зависимость каждого от обожествляемого целого, подлинная – взаимоприемлемая зависимость каждого от каждого.

• Единство: совместно достигнутая индивидуальная непробиваемость.

ЕРЕСЬ

– покушение на установившуюся монополию на истину (идеологию) – проект другой монополии; вообще, всякое сомнение в идеологии с точки зрения этой идеологии.

• Еретик – человек, высказывающий взгляды пока что столь мало отличающиеся от официальных, что мысль о возможности придушить их в корне, то есть вместе с ним самим, напрашивается сама собою...

• Понятно, идея ереси могла возникнуть лишь у бесконечно далеких от истины людей, так как худшее, что можно для истины сделать – это объявить, что она уже найдена, и взять ее под защиту.

• Всякой идеологии, имея в виду только свое влияние, приходится говорить якобы об истине; кто проявит такую наивность и поверит, что речь действительно об истине и идет – уже еретик.

• Не каждому сразу дается понимание, что истина – только разговоры, и что эти разговоры – своего рода молитвы, клятвы в верности порядку; что лицемерие – мораль. – Не каждому, но это в человечьей природе...

• Не злите иерархов вашими умствованиями. И так им приходится нелегко – толкуя о власти, влиянии, подчинении, именовать это Богом, истиной, добром...

• ...Этим борцам за истину кажется, что с истиной они уж управились, осталось лишь одолеть непокорных людей. На самом деле, истина им больше всего и мешает.

• Дух истины – сомнение, дух власти – незыблемость. – «Ересливый хуже пакостливого»: последний только не подчиняется власти, первый расшатывает ее основы.

• ...С истиной и вообще хлопотно – ее заведомо больше в сомнении, чем в убеждении. («Столп истины»: предприятие безнадежное.)

«ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ»

– религия, возникающая вместе с человеком, «естественно», – религия дикаря (?);

это неверное определение легко переходит в следующее, верное, если началом собственно человеческого считать пробуждение в человеке разума; то есть –

– религия, представляющаяся естественной – не противоречащей разуму или даже обосновываемой, востребованной разумом;

вариант такой веры –

– то же, что деизм.

• Какая-то религия разумом даже и востребована, вера в чем-то и естественна, коль скоро не все в картине мира может быть доказано, а так или иначе отображено в ней должно быть все. Но попытка придать «естественной религии» статус официальной – ясно, должна была провалиться, так как тем самым делала ее именно противоестественной. Для разума не естественно верить, не убеждаясь лично, для варварства естественней верить так, как для него естественно, – в сверхъестественное...

• ...В общем, если б не знать, что именно так называется, «естественная религия» – либо нонсенс, либо – сам разум. Но тогда уж не религия.

ЕСТЕСТВЕННОЕ

(от «есть» – как оно есть само по себе)

– «природа вещей», – так сказать, рациональность всего сущего, –

здесь мы не касаемся, конечно, вопроса, исчерпывается ли сущее рациональностью или нет.
Более частные значения –

– проявляющееся согласно своей природе – предоставленное самому себе; не тронутое воздействиями, кажущимися нам почему-либо этой природе чуждыми; проявляющееся так, как только и может проявляться данная вещь при данных воздействиях на нее, – в общем, проявляющееся для нас понятно.

Следующие определения пересекаются с только что приведенными, но, может быть, покажутся четче:

– вытекающее из сущности; необходимое;
– присущее чему-либо в силу необходимости, вполне для нас ясной или могущей стать ясной, – само собой разумеющееся; объяснимое; чего следовало ожидать;
– вполне возможное, вполне допустимое, вполне оправданное,

а также –

– противопоставление насильственному; искусственному; чудесному;
– противопоставление божественному.

• «Естественно»: синоним – «в природе вещей».

• «Это естественно»: «это понятно». – Все ли в естественном нам сразу понятно? Конечно нет, а что-то, возможно, останется непонятным и вовеки, – но этим говорится: «трансцендентное (все равно верим мы в его власть или нет) в это не вмешивалось».

• Вера рациональности: если природа предоставлена самой себе, у нас есть возможность ее понять.

• ...Потому и «свет разума» – «естественный» свет, что освещает сущность – естество предмета.
Впрочем, разуму дается естественное – вытекающее из сущности, – но как дается сама сущность? «Сверхъестественно»? Или, напротив, самым естественным образом, – непосредственно? Осветил – и увидел?..

• Противопоставляя естественное чудесному, противопоставляют его и божественному. Тогда как естественное – весь чудесный божий мир.

• Естественное – это как пространство, в котором мы живем: если и есть иные измерения, то не за его пределами, а тут же... И сверхъестественное ищите – в естественном, а не в неестественном.

• Естественное – постижимое уму. – Это о нашем человеческом уме; но пусть даже главное ему непостижимо, Бог все же не делал ничего неестественного, он сам – естество всего.

• Божественное естественно, – разделиться же эти два понятия могли лишь по слабости нашей, для которой что-то доступно, а что-то – нет. И вот, все недоступное нам становится «божественным», а с этим и само божественное определяется, как недоступное, – сверхъестественное. По глупости, отлучаем Бога от мира.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО

– право, данное нам самой природой;
– право, данное нам самой природой права.

Более конкретно –

– право, вытекающее из самой природы человека –
а) как существа биологического: от права каждого на то, чего требует его плоть, до несовместимого с ним права на все, на что в силах, – права сильного;
б) как существа разумного, – освободившегося от морального солипсизма: все естественно следующее из желания гарантировать свободу личности каждого в условиях необходимости совместного проживания.

Впрочем, последнее –

– то же, что вообще – право.

• Естественное право человека, как существа биологического: например дышать. Если же это естественное право «всей природы и, следовательно, каждого индивидуума простирается так же далеко, как простирается их мощь» (Спиноза) – то кому-то дышать как раз не дадут!
Отсюда, самый естественный вывод. Естественное право человека, как существа разумного – примирение естественных прав каждого. В т.ч. и «биологических». Его принцип, – лучше не скажешь: живи и давай жить другим.

• Естественное право: право на жизнь (как существа биологического), и право на личность (как существа разумного). – «Естественное право!» – звучит так вдохновляюще, – ведь этим выговаривается: право на личность так же естественно, как право на жизнь!

• Между прочим: право собственности относится к разряду естественных прав. Как иначе признать личность, если не признать ее власти над собственным поведением, собственными мнениями, собственными вещами – слышите? – неотъемлемое собственное уже заключено в понятии личности.

• (Личность не есть только ее собственность – скорее наоборот, она все то, что не собственность; едва ли не ярче проявляется она в том, как отказывается от своих прав, чем в том, как их реализует. – Но что и значит – признать личность, если не признать ее права?)

• Личность – это и ее самостоятельность, – но как быть с теми личностями, которые самостоятельно не смогут выжить, – реализовать свое естественное право есть, пить и обогреваться? «Что с того, – рассудит кто-то вполне логично, – право – только право, а не гарантия; ведь, скажем, и право на образование не означает, что в институт возьмут без экзаменов; нет сил жить, так и не живи – почему за тебя другие должны трудиться? Это было бы нарушением их прав, насилием над ними...» – Вот – миссия социализма в правовом обществе: защита самых естественных прав против прав вполне естественных.

• В идеале – не должно в системах права оставаться никакого другого права, кроме естественного.

ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ

– сфера индуктивных истин: однозначно устанавливаемых опытом.

• ...Конечно – «науки о природе». Природа же дается нам в опыте, а опыт осмысляется – индуктивно; и коль скоро ценность опыта в его воспроизводимости, ценность индукции – ее однозначность.

• ...Только «однозначность» – «точные науки». Только «индуктивность» – «гуманитарные».

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

– представление о биологических видах, как о ступенях и тупиках эволюции, двигателем которой является систематическая гибель наименее приспособленных особей.

• Особо важно отметить, что отбором объясняется не только прогресс видов, но и их деградация. Так что даже если бы прогрессивное, как многие полагают, уже тем самым означало добро – этот закон природы тут не при чем. Морального смысла он, отбор, не может иметь.

• Распространяют идеологию естественного отбора на духовное, тогда как этот самый естественный отбор не распространяется даже на все биологическое. – Разве и в биологическом – уж не знаю, почему, но факт – разве в биологическом его действие не исчерпывается минимумом, строгой достаточностью? Скажем, преимущество разума разве не отняло у человека преимуществ силы, шкуры, выносливости? А ведь это последнее куда как облегчило бы ему борьбу за выживание. Зато самого разума дано ему в таком избытке, что, кажется, всю жизнь человек тем только и озабочен, чтобы его не слышать, – каким отбором объяснить это расточительство?..

• ...Находятся такие, что верят, будто из человека еще должен образоваться новый вид – следующая ступень эволюции. – Почему только их не тревожит подозрение, что он сойдет на ступеньку ниже? Естественный отбор, как будто, ведет именно к этому. От ума человеку только горе, – так, может – ...

• Гибель не сумевших приспособиться: причина возникновения человека из обезьяны, скотины из человека...

• В теории естественного отбора, может быть, нет ничего ложного, кроме ее пафоса, – извлекая моральный урок из того, что никакого отношения к морали не имеет, освящают зло.

• ...И нечего ссылаться на «природу»! Природе добро безразлично, но она же делает нас такими, что нам оно не безразлично. Добро – в природе!

• ...Кстати, групповой отбор действительно объясняет кое-что в примитивной морали; ее жестокость, например. Да вот человек, по природе – существо не только групповое.

• Идея, что межплеменная рознь, война, способствовала выживанию сильнейших и тем самым совершенствованию человеческого рода вообще – очевидно идиотская. (Видимо, предвзятая...) Задачу отбора совершеннейших решают только те трудности, которые доставляет нам объективность, природа. Но уж никак не смерть, свирепствующая в первую очередь среди боеспособных (сильных), дающая, в смышленой человеческой среде, фору коварнейшим, и косящая небоеспособных (не обязательно слабых) не различая достоинств. С точки зрения отбора, война – это междоусобица, поражающая стадные виды в их борьбе за выживание и совершенствование.

• Фальшивый моральный эквивалент теории естественного отбора – дух «приспособленности». Хоть и не просто силы, но и не эволюции, – скорей деградации.

• Приспособленность – в стаде – это неотличимость. А как же эволюция? Более совершенные виды?..

«ЕСТЕСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК»

– представление о человеке, каким он был до наступления цивилизации, точнее – до «социализации», – эпоха, которой не существовало,

ибо, как известно, человек изначально как раз предельно социализирован, и, шаг вперед – два назад, движется все-таки к индивидуализации, от племенного стадного естества к разумному личностному. – Но зачем представлять себе этот «золотой век» человека позади? Разум – наше неотъемлемое, хотя и далеко не конца проявленное, естество. «Вперед, к природе!»

ЕСТЕСТВЕННОСТЬ

– непосредственное отражение, в поведении человека, его внутренних состояний, –

в пределе, как если б он был вполне необозреваем. Но такое поведение похоже на невменяемость. Коль скоро кто-то тебя окружает, ощущать это и соответственно реагировать абсолютно естественно. Так что здесь не обойтись без противопоставления, – примерно такого:

– «неучет воспринимаемости»;
– «верный учет воспринимаемости».

Хотя «учет» звучит, как «работа», – да и есть работа; и что значит – работать на окружение? На публику?.. Тогда как естественность, это и –

– непринужденность, обратное деланности; обратное демонстративности; обратное фальши, –

естественное должно быть человеку только естественным... Итак, более точно, естественность –

– непосредственность в проявлениях;
– искренность в проявлениях отдающего себе в них отчет человека, не требующая от него напряжения и не заставляющая никого в ней сомневаться, –

особо же, это последнее –

– искренность в проявлениях человека здравого.

Иначе –

– адекватность; со стороны глядя – понятность.

• ...Итак, естественность – форма искренности. Вещи такой же принципиально неисчерпаемой и неуловимой, как истина.

• «Естественность, искренность здравого». То есть, естественного. Получается круг, да и не может не получиться: ясно, мы естественны лишь для тех, для кого наша естественность естественна. Для себе подобных. Естественность – понятные нам проявления понятного нам человека...

• Хорошо быть тому естественным, у кого «естественное не безобразно»... Или в этой максиме то самое и утверждается – «будешь естественным, не будешь безобразным»?..

• В обиходной естественности две стороны: что ты, проявляясь так-то и так-то, правдив; что ты, стало быть, хорош, если твоя правдивость не отталкивает.

• Разумно называть естественностью – естественность в чем-то хорошем. (Естественность в злом – порок естества, болезнь его... Воспринимается, как мистика!)

• Естественность – непринужденность. – Ибо непринужденность вызывает доверие – к естеству.

• Естественность – понятность. Хотя как раз усилия сделать себя понятным и заставляют подозревать, что нечто скрывается, – сами и приводят к неестественности. Опять же, – принужденность... Выходит, если естественность – понятность, то лишь в сфере чего-то достаточно расхожего.

• ...Точно, – неестественность подозрительна. Похожа на заискивание: ведь других учитываешь и работаешь на них тем меньше, чем меньше от них надо.

• Кому общение трудно, редко бывает естественен – деланность неизбежна. Такому следует мобилизовать всю свою искренность, весь ум, чтобы в деланности его не было ничего нечестного – и прийти к естественности парадоксальной: в которой непринужденность можно только имитировать!

• ...От сокровенного требуют стать доступным и притом – естественным?.. Естественна – известная доля поверхностности.

• Общество распределяет роли, так что естественность в нем – задача. Почти как на сцене! Отсюда, можно дать и такое определение естественности: сила характера, независимость, – подлинность. Неприятие ролей.

• Артисты уверяют: в жизни трудней быть естественным, чем на сцене. Естество тех, кого мы осмысляем, получается лишь из доступных нашему разумению частиц нашего же собственного бездонного естества. (И оно, это собственное естество, отходит у артиста на второй план? – Вот уж вредная профессия!)

• До конца – не вытравишь из себя оглядку. Да и как бы звучала эта безоглядная, абсолютная, не слышащая сама себя искренность? Не так ли, как голос глухого – звук, будто вытолкнутый из придавленной балкой груди – страшно?.. А как бы выглядела? Может, так, как поразившая Дарвина встреча туземки с любимым сыном, которого много лет уж считала пропавшим: остановилась на миг – и дальше? Кто заглянет ей в душу?.. А – слова? «Мысль изреченная» есть кокетство, – коль скоро слово само – средство сообщения о внутреннем вовне, уже – для других, уже – оглядка...

• ...Так что искренностью в проявлениях мы называем лишь убедительность в проявлениях. А убедительность основана не только на искренности, но и на общих представлениях о том, на что эта искренность должна быть похожа: многоэтажная условность...

• (Настоящая-то искренность – вдруг покажется и странной. Что мы ценим в искусстве? – Самобытность и то, что оно делает нам что-то понятным. Иначе, искусство – искренность, заглянувшая глубже, чем обычно доступно не-художнику, – странность нового понимания.)

• Наиболее естественен не тот, у кого вовсе нет оглядки, а тот, чья оглядка естественна.

• Если не можешь, выражая себя, учитывать чужое восприятие верно – тогда лучше и не стараться учитывать его. Не можешь быть по-настоящему естественным – будь хотя бы непосредственным.

• Естественность – то, что не от ума. Но это, как будто, сам ум.

• ...И еще. По сути, «естественность» должна бы прямо означать – самобытность. Каждый из нас неповторим, и должен бы быть неповторимым во всем, что делает... Должен, но именно это оказывается всего труднее (слишком многому приходится учиться от других? слишком страшно поверить себе?..). И талант – это то, сколько б оно ни требовало от нас трудов, поисков и мук, в чем мы наиболее естественны.

ЕСТЕСТВО

– «плоть», ее потребности;
– наши предрасположенности, в отличие от нашей свободы, – «натура»; «гены»; то, каковы мы «по природе»;
– адекватное нашей природе, – ее дух.

• Естество не чаще приходится отстаивать от морали, чем от аморальности, и от разума не чаще, чем от идиотизма.

• Конфликт эгоизма и добра в нас – это внутренний спор естества с собой же, который развитое естество решит справедливо.

• «Признать право за естеством»: чем яснее поймешь, что это то же, что признать дважды два четыре, – что можно отбросить лишь постольку, поскольку заведомо с этим не споришь, – тем ближе окажешься к сути. Здравый, т.е. не горячечный, смысл – и только; первое условие любого мышления.

• «Права естества»: можно уточнять, в чем оно, естество – но уж никак не сомневаться в его праве. Естественное – право!

• «Естественное»: оправданное естеством.

• В конце концов, искренне верующий в Бога-творца должен был бы воспринимать естество, как первейшую его заповедь!

• ...Конечно, если человек в своем эгоизме доходит до пакостей, его к этому тоже подвигает нечто в его естестве; вот он и валит все на естество – а что остается делать? – Так и повелось: как воюют за «права естества» – значит, скорее всего, это корысть отстаивают от совести... А совесть лишают ее законного места, которое – в самой глубине естества.

• Кошка охотится на мышку, и для первой это естественно, а для второй – нет: иначе чего бы ей было спасаться? – Так что насилие даже в неосмысленной природе отнюдь не целиком естественно. Ровно настолько, насколько насилие вообще можно оправдать естеством, настолько же самим естеством оно должно быть отвергнуто. Насилие – трагедия живого, а не естество живого.

• Насилие: все то, что против естества.

• Естество – то, к чему глупо подходить с моральными мерками, хотя мораль – в естестве.

• «Дух» – это дух чего-то, – но чего именно? Видимо, природы. Так что «дух» – это о естественном, дух – само естество и есть...

• И плоть, и дух – естество. – Дух борется с плотью? – Это он, в лучшем случае, борется с чем-то в себе самом. Восстает, против духа, плоть? – Себя губит...

 

Рейтинг@Mail.ru


Сайт управляется системой uCoz