Рейтинг@Mail.ru

Александр Круглов (Абелев). Афоризмы, мысли, эссе

Подумалось, что...

Неожиданное происходит постепенно.

Мы говорим «вдруг» и тогда, когда изменения происходят медленно и явно. Например, старыми мы оказываемся «вдруг».

*   *   *

Сколько мелочей могут составить нечто важное?

*   *   *

Если дураков много, то, при условии отсутствия организатора, они, желая разного, по крайней мере ничего слишком ужасного не сумеют натворить; и в этом – если не ошибаюсь – состоит «коллективная мудрость».

*   *   *

Где корысть, где любовь? – Любовь рада все свое сделать общим. Но, значит, любовь – не взаимная корысть, а взаимное бескорыстие.

«Давать», «брать» – без этого любовь не обходится. Но корысть тут ни при чем. Дающий дает все и для него это пустяк, берущий берет пустяк и для него это все. Корысть же – там, где встает вопрос «сколько?».

Кормите собаку, и она вас полюбит. Но полюбит не за кормежку. Ибо полюбит так, что сможет отдать за вас жизнь…
А может, за то вы ее и кормите?..

*   *   *

Разбираться во всем невозможно, главное – не судить о том, в чем не разбираешься.

Невежество – это судить о том, в чем другие уже разбираются, а ты нет.

Есть вещи, которые надо просто знать, и есть такие, о которых можно только иметь мнение. Невежда – тот, кто самоуверенно судит о первых, и тот, кто не позволяет себе судить о вторых.

*   *   *

Все мы в этой жизни – утопающие, цепляющиеся друг за друга.

Когда вам плохо, не хватайтесь за ближнего, как за соломинку – каждый соломинка и есть.

Если можете притвориться, что вам хорошо, считайте, что вам хорошо. На самом-то деле – никому не лучше.

*   *   *

Деспотизму нет предела. Точнее, этот предел – лишить жизни, как самой возможности свободы, – и если такая задача все-таки не ставится, удовлетворения он не находит.

Мужчине-деспоту нравится попирать справедливость. Женщине-деспоту нужно, чтобы ее несправедливость всеми была признана за справедливость.

Насильно прав не будешь.

Каприз – женская форма насилия.

*   *   *

Тщеславие – инстинкт стадный. Стадо хочет, чтобы особи хотели ему нравиться.

*   *   *

Отчуждение – это не когда что-то важное у тебя отбирают, а когда оно, оставаясь необходимым, становится постылым.

Человек живет чем-то. Отчуждение – когда чуждым становится ему именно то, чем он живет.

Отчуждение – это когда ощущаешь себя посторонним в своей собственной жизни.

Отчуждению противостоит вовлеченность.
Вовлеченность же – это когда мы играем свои роли с увлечением. А отчуждение – когда чувствуем, в своих ролях, что притворяемся.
Таким образом, «неподлинное существование» – это гораздо более примета вовлеченности, чем отчуждения.

Только и видишь, что людей, играющих не свои роли с превеликим увлечением. То есть, значит, притворяющихся – без отчуждения?.. Подлинных – в притворстве?..

Отчуждение – на зов подлинности. Но подлинность – бездна, где-то надо остановиться…

Полная подлинность была бы нам самим невыносима: это было бы тотальное отчуждение. Ведь мы не бываем, не можем и не должны быть полностью тем, во что выливается наша жизнь, – «игра» необходима и естественна, лишь бы роли были нам по плечу и не надоедали.

*   *   *

Обыватель не верит в искренность необычного в людях, циник не верит в искренность хорошего в людях. И потому бывают, по временам, неразличимы.

В чудеса обыватель верит – он не верит в нестандартное.

Если ориентироваться на принятое, а не на свою голову – то логика, конечно, будет значить мало: вот почему обыватель, существо как будто приземленное, так легко верит в разные чудеса. Не верит он лишь в то хорошее, что лучше общепринятого; тут он скажет: «чудес не бывает!».

В существование того в людях, что хуже среднего и принятого, обыватель конечно верит: на то и существуют стандарты, чтобы отрывать индивидов от их чисто эгоистических страстишек. Обыватель не верит лишь в то, что лучше среднего и общепринятого.

*   *   *

Чувство «мы» – это чувство: «меня много; я, стало быть, всемогущ и неистребим».

*   *   *

Бог – управа на неподвластное объективное.

Божья воля – это объективность и есть. И с ней ничего не поделаешь. Религиозный подход лишь преобразует наши «это невыносимо, потому что бессмысленно» на «терпи, так нужно».

Бог – для того, чтобы было кому обратиться, когда обращаться не к кому.

Ритуал – для того, чтобы хоть что-то можно было поделать и с тем, с чем ничего не поделаешь.

*   *   *

Атеисты – это люди, которым легче не надеяться.

Атеисты – это люди, которых иллюзии не утешают, а раздражают.

Обманутая надежда – хуже, чем если б ее и не было; вот почему атеисты так злобно настроены против религии. А верующие, видимо, ощущают, что их надежда может продлиться до того самого момента, когда обман уже не вскроется…

*   *   *

Есть слишком много вещей в нынешнем обиходе, в возможность которых рационалист двухсотлетней давности не поверил бы. Сегодняшний рационалист должен мыслить так: да, слишком многое из того, что кажется невозможным, на самом деле может быть – но все-таки не все, что нам пожелается.

Наука явила чудеса. Это победа рационализма или иррационализма?..
Наука явила чудеса. Но – наука, а не чья-то прихоть.

*   *   *

Формальность – это определенность, которой подменили до конца неисследимую истину.

Точность уходит в неопределенность. Вполне определенной бывает лишь приблизительность.

Принципиальность – определенность, которой подменяют не что иное, как – совесть.

Принципиальность знает не истину, она знает решение.

*   *   *

«Адекватные реакции» – у камня, который пинают ногой, – его поведение предсказуемо. Живые реакции – «неадекватные», и чем живее, тем неадекватнее.

«Неадекватными реакциями» называются болезненные реакции: то есть адекватные болезни реагирующего, а не его интересам в данной ситуации. И они, по сути, гораздо ближе к механическим сверх-адекватным, чем к живым свободным реакциям.

*   *   *

«Тупой» – это такой, до которого ничего не доходит. Но, может быть, потому, что он до всего доходит только сам. В этом случае «тупой» – это «раздражающе-самостоятельный».

«Тупой» – может быть и тот, кто «тише едет» но «дальше будет».

Способных надо искать среди восприимчивых, а талантливых – среди тупых.

…Во всяком случае, в какие-то моменты и в каких-то своих проявлениях талантливость выглядит именно тупостью.

Всего талант достигает сам, в том числе и то, что до него достигнуто. И на этом этапе сильно уступает просто способным.

Способный быстро взбирается «на плечи гигантов», откуда многое видно, талантливый же – всегда на своих собственных ногах, и выглядит, до поры, куда менее убедительно.

Если талант – способность удивиться привычному, – он должен выглядеть глупо.

*   *   *

Широкий кругозор мешает протиснуться к благополучию.

*   *   *

Ошибается не любовь, когда внушает, что некий человек есть чудо; ошибается – привычка, для которой все люди «обыкновенные».

Если любовь вас действительно назидает, вы застрахованы от разочарования.

В своей любви обмануться невозможно. Разве что в иллюзии, что любят вас.

*   *   *

Всего, что следовало бы предусмотреть, не предусмотришь.

*   *   *

Предупрежден значит напуган.

Не знал бы, где упадешь, может и не упал бы.

*   *   *

Обмануть честного человека всегда можно. Ибо все нормальные человеческие отношения зиждутся на доверии.

От обмана не застрахован и подлец, потому что вовсе не доверяя общаться вообще невозможно.

*   *   *

Существуют объективно лишь факты, а истины – продукт нашего опьянения некоторыми из них, заставляющего прозревать за ними целую картину мира, – «истина в вине».

Счастливы вы или несчастны, это в основном вопрос не столько объективности, сколько отношения к ней; так что не врет и вино – с ним беда в том лишь, что объективному оно навредит точно, а в остальном слишком ненадежно.

В том, что вам хорошо, ошибиться невозможно. Не врет и алкоголь. Просто неизвестно, надолго ли хватит его правды.

*   *   *

Если вам плохо, стоит подумать – может, это вам только кажется. Если вам кажется, что вам хорошо, – вам хорошо.

…Это такой «пессимистический оптимизм». – «Плохо» в сей хрупкой и конечной жизни – вопрос реальности, «хорошо» – вопрос отношения. Поэтому, если вам плохо, вы, может быть, еще ошибаетесь, например преувеличиваете. А в том, что вам хорошо, ошибиться нельзя.

Если какое-то лицо нам кажется красивым, оно красиво. Здесь иллюзия не отличается от реальности. Примерно то же и с нашим отношением к жизни. Если нам удалось себя убедить в том, что нам хорошо, – нам хорошо.

Плохо – это нормально. Хорошо – это чудо как хорошо!

*   *   *

На следующую страницу
На предыдущую страницу
На главную страницу

 

Рейтинг@Mail.ru


Сайт управляется системой uCoz