Александр Круглов (Абелев). Афоризмы, мысли, эссе

Подумалось, что...

Философия – это жанр художественной литературы, который ближе всего можно определить так: авторские ремарки, прямое изложение позиции автора.

Философская система – это авторская мифология, религия, идеология или рисующее картину мира беллетристическое произведение, в форме логически связной научной теории.

Философская система – дорисованная до целого картина видимого и доступного нам мира. Все, что мы можем знать о видимом – это физика, все, что остается довообразить – метафизика.

Мы в мире – работники. И есть работники, которым достаточно знать, что делать, и есть такие, которым важно сверх того знать, зачем. Последние – это «философы».

Если не философствовать – значит, жить ради маленьких преходящих радостей да из-за большого страха перед смертью. Философы живут для смысла.

Обыватель для философа – еще не вполне разумное существо. Философ для обывателя – точный синоним пустослова.
Если не различать «пользы» и «сути», философия – это сама глупость!

Польза – это способствующее существованию.
Удовольствие – это симптом полезного (иногда ложный, иногда и прямо лгущий).
Смысл – это стимул к существованию, за пределами пользы и удовольствия.

Чего мы вообще хотим от жизни? Пользы, удовольствия или смысла. Обыватель – пользы, эстет – удовольствия, философ – смысла.

Если смысл – это только польза, как в то верит обыватель, то философ ищет пользу от пользы.

Обыватель потому презирает философию, что уже имеет ее: нет смысла, кроме пользы, о ней и думай.

Обыватель – «позитивист не-философ». Позитивист – потому, что вопрос об истине самой по себе для него – «псевдовопрос»; что разум, по его убеждению, дан природой как инструмент приспособления к миру, а не познания его; и что мыслить – значит только искать пользы. Не-философ – потому, что сама потребность привести свои взгляды в непротиворечивую систему уже есть потребность истины, а у обывателя, как позитивиста от природы, этой потребности не должно быть вовсе.

Философия вдохновлена несбыточным идеалом постичь – не что-нибудь, а безотносительный смысл всего! – «ценность-в-себе»…

Моя философия – это такая картина мира, в которой я оказываюсь прав.

…Но что же это значит, что человеку так важны ответы на бессмысленные (нерешаемые, вечные) вопросы? Ответ чисто психологический: он хочет чего-то невозможного.

Основной вопрос философии – религиозный: «зачем все это»? Философия – это религия, переставшая быть таковой, поскольку разрешила себе думать и сомневаться.

Самоанализ – дело философское. Обывателю важно не «я», а «мне».

Философия – это попытка Понять Самое Главное.

Философия – это то, что интересно в любом интересном. Это квинтэссенция всякого познания (а наука – его «сухой остаток»).

Если бы философия была наукой, жить было бы незачем. Главное дело жизни каждого оказалось бы не его личным делом, а профессиональной обязанностью специалистов.

Философия тщится создать доктрину, в которую можно было бы верить, но в итоге – и в этом ее главная польза – научает не верить ни одной.

*  *  *

Ни для чего не возникает ничего.

*  *  *

Урок – это польза от вреда.

*  *  *

Собирательный образ современной публики: 13-летний шалопай, взбесившийся от отсутствия серьезных интересов и неудовлетворимого полового инстинкта.

*  *  *

Хорошо бы стать на 20 лет моложе, но совсем не хорошо – вернуться на 20 лет раньше. Как переделать заново всю эту работу жизни, что делал 20 лет.

*  *  *

Благотворительность – добрая блажь.

*  *  *

Или «никогда ничего не просите», или уж – с ножом к горлу.

«Никогда ничего не просите», каждому приятней осыпать кого-то милостями, чем просто выполнить просьбу.

*  *  *

Относитесь к иноверцам так, как хотите, чтобы они к вам относились.

*  *  *

Очевидное необъяснимо.

*  *  *

Формальное – это общее в частном, которое только и берут в расчет, имея дело с этим частным.

*  *  *

…Нет, подлинное искусство никогда не занимается изобретением подходящей «формы» для какого-то готового «содержания» (которое можно было бы изложить, например, в философской или социологической статье); скорее, оно занимается только прояснением «содержания», вплоть до его эстетических пределов – единственно возможной его «формы».
Так и лучший дизайн (прикладное искусство) – функциональность вплоть до своего эстетического завершения в форме.

«Содержание» произведения искусства, которое можно изложить словами – это, скорее, его форма, и во всяком случае не суть.
Идея произведения раскрывается сюжетом, упоминаемыми обстоятельствами, авторскими ремарками и т.д., но не является ими.

К искусству (не прикладному) как социальному институту следует относиться так же, как к фундаментальной (не прикладной) науке: нельзя требовать от него общепонятных и ожидаемых «полезных» результатов и бессмысленно предъявлять к нему моральные требования. Результаты будут, если их не планируешь, а что до морали, то ведь не истины следует проверять на моральность, а мораль на истинность.

*  *  *

Внешность обманчива, в этом ее назначение.

Форма – то в сути, что может ее раскрывать и может прятать.

Формализм – односторонность; та сторона, которую он соглашается видеть – внешняя.

Ничтожество всегда старается выглядеть значительно, и убеждает дураков.

…Что бы они ни делали – они делают вид, и за лицевой стороной у них не содержательная сторона, а сразу изнанка.

*  *  *

Вежливость должна держаться формальностей, а потому в близких отношениях бывает и бестактной.

*  *  *

Утопающая сущность хватается за видимость.

Притворись, что не тонешь, и не утонешь.

*  *  *

Формализм – это жесткое именование принципиальности и мягкое именование ханжества.

Формализм – это когда за тебя действует долг, а сам, подобно Пилату, умываешь руки.
Это когда долг заменяет совесть.

Что добро? – пучина сомнений. Что долг? – это когда не колеблешься.

Если ваша моральность начинает приносить вам удовлетворение – что-то не так: рассчитаться с совестью можно лишь формально.

Формалист разрешает себе ничего не чувствовать на законных основаниях.

«Трудно быть добрым» (говорили древние); проще – быть моральным; еще проще – принципиальным.

Совесть – это содранная кожа, принципиальность – броня.

Принципиальный пойдет на любые жертвы, лишь бы не затрачивать душевных усилий.

«Поза» – формализм, вошедший в азарт.
(«Поза» есть театральный эффект, из которого сделали боевую позицию.)

Формализм бывает тупым, азартным и фанатичным.

Загнанная глубоко в подсознание совесть делает формализм маниакальным.

Формализм – унылый фанатизм. Фанатизм – формализм одержимый.

Моральный формализм – какая-то моральная неталантливость. Но часто, увы, упорная и тщеславная.

Формализм – великая легкость; для всех жизнь представляет собою задачник без ответов, а у формалиста в руках, напротив, листок с ответами.

Опаснее всего человек тогда, когда прав.

За то, чтобы всегда чувствовать себя правым, можно и душу продать… что формалист и делает.

Сделать что-либо «формально» – значит «чтобы только отделаться». И именно глубинное «чтобы отделаться» составляет секрет таких превращений формализма, как догматизм, рьяная принципиальность, фанатизм. Отделаться здесь хотят от сложности жизни. Но если обычное «чтобы отделаться» подразумевает «кое-как», то «чтобы отделаться» фанатика – «пойти на все».

Фарисейство – фанатичный формализм, породнившийся с лицемерием.
Союз формализма и лицемерия весьма естествен, потому что сами моральные принципы, в живой жизни, входят меж собою в противоречие, и выбирают из них, так или иначе, какие-то наши тайные страстишки.

*  *  *

Рейтинг@Mail.ru

На следующую страницу
На предыдущую страницу
На главную страницу

Рейтинг@Mail.ru


Сайт управляется системой uCoz