Рейтинг@Mail.ru

 

Александр Яржомбек

ИЗБРАННЫЕ
СТИХОТВОРЕНИЯ

 

К содержанию
На главную

 

*  *  *

Наколи мне на запястье
Несмываемый девиз
Напиши
НЕТ В ЖИЗНИ СЧАСТЬЯ
На оставшуюся жизнь
Наколи мне черной тушью
Чтобы помнил я всегда
Что надежды были чушью
А удачей ерунда
Наколи мне по живому
Беспощадною иглой
Чтоб к угрюмому и злому
Наконец пришёл покой
Чтобы принял я напасти
Волю неба и земли
Мне слова
НЕТ В ЖИЗНИ СЧАСТЬЯ
На запястье наколи

 

*  *  *

Наколоть ли одесную
На предплечие своё
НЕ ЗАБУДУ МАТЬ РОДНУЮ
На дальнейшее житьё

Чтобы сердце сохранило
Чтобы кожа сберегла
Как она меня любила
Пока в разуме была

Поминая кровь родную
Буду честным до конца
Не забуду мать честную
И беспутного отца

Дед и бабка тоже были
И лелеяли меня
Как они меня любили
Понял только схороня

И возникли, и поплыли
Образы прекрасных дев
Как они меня любили
Понял только поседев

Так пока я не в могиле
Пусть красуется года
ВСЕХ КОТОРЫЕ ЛЮБИЛИ
НЕ ЗАБУДУ НИКОГДА

 

*  *  *

Наколи на груди мне
Большого орла
Чтоб парил в вышине
Распростерши крыла
От соска до соска
И смотрел свысока
На земные дела
Гордым взглядом орла
И в своей вышине
Он упрёком был мне
Копошащемуся
В недостойном говне

 

*  *  *

Наколи мне бриг под парусами
На бизани чёрный флаг
С белыми отмытыми костями
Злости и свободы знак
Чтоб с высокой мачты юнга дали
Озирал из-под руки
Чтобы чифиряли и керяли
На корме здоровяки
Чтобы тучи в небе как собаки
Рвались в оголтелый бой
И чтоб сам маячил я на баке
Одноглазый и хромой
Чтобы не бояться лютой ссоры
Драки и кровавых ран
Чтоб открыты были все просторы
Все пределы дальних стран

 

*  *  *

Хорошо постоять на спардеке
Щуря глаз на морской горизонт
Понимали варяги и греки
Это шик, это блеск, это понт

Рядом чайка парит с наслажденьем
У форштевня дельфиний эскорт
Как почётное сопровожденье
Славный час, высший класс, первый сорт

Над фантомом меридиана
Я горжусь и любуюсь собой
Будто я – гегемон Океана
А Земля – это шар голубой

 

*  *  *

Далеко, на краю Ойкумены
Где пришлось штормовать кораблю
Я красотку нашёл Укулеле
И с тех пор её нежно люблю
Она смуглая словно орешек
И как перышко чайки легка
Прижимаю к груди её, грешник
И скользит по обводам рука
Укулеле, ланд-о-лей, Укулеле
Я тебя и себя веселю
Сколько песен с тобою мы спели
Укуле-Укуля-Укулю

 

Летучий голландец

Ах, Земля, на тебе
Я везде иностранец
Надоела мне вечная
Роль чужака
Я наймусь канониром
На «Летучий голландец»
И оставлю навеки
Твои берега
Мы минуем Босфор
Под покровом тумана
В штормовую погоду
Пройдём Гибралтар
И, вонзившись форштевнем
В простор Океана
Превратимся в мираж
В молчаливый кошмар
В несказанной тоске
Бессловесная небыль
Где ни шорох, ни плеск
Где ни шёпот, ни крик
По зыбучим волнам
Под клубящимся небом
Неподвластный ветрам
Бродит призрачный бриг
Перерезано горло
У его капитана
Молчалива команда
Поникшая с рей
Глух и темен их гнев
Ярость их бездыханна
Нет ни срока, ни цели
Ни выхода ей
Я им лучший товарищ
Им иного не надо
Триста лет не хватало
Им только меня
В темном трюме души моей
Тяжкие ядра
Чёрный порох обиды
И тленье огня

 

На мели

Наша шхуна лежит на мели
Завалившись на штирборт
И нелепа как все корабли на мели
Всё в ней шиворот-навыворот
– Словно дохлая рыба
У берега мокрой земли
И невесело хоть и смешно
Если роба нелепо свисает в каюту
И по палубе раком ползет капитан
Но смеяться грешно
Если жизнь обращается круто
Если сеть на винте
Если лапа попала в капкан
В срок начнется прилив
Побуждаемый силой небесной
Волны днище оближут
Подопрет океан, словно кран
И корабль оживет
Замурлыкает дизельной песней
Железной
Тихо встанет на киль
И в огнях побежит в океан

 

*  *  *

То в грязь, то князь
То лёд, то пламенею
То жалкий бич, то щедрый волосан
Но вспомню и на миг остолбенею
– Ведь у меня есть баба и пацан
Далёкий край
Где всё меня касается
Там храм, мечеть, кумирня и дацан
Там писем ждут, гордятся, ужасаются
Там у меня есть баба и пацан

 

Приметы

В понедельник отдаём концы
Дальше некогда тянуть резину
Мрачны мариманы-молодцы
Капитан уныло горбит спину

Гало окружило Солнца диск
Словно вдовы неподвижны чайки
Нестерпимо жалобен их визг
И не веселят морские байки

Образом пиратской чёрной меты
Траурница села на рукав
Собрались все мрачные приметы
Не нарваться б нам на крупный штраф

 

Утро

С прокрустовой пора подняться койки
И насладиться властью над собой
Настало утро – время первой дойки
Кормилицы коровы голубой
Пора с утра заняться потрохами
Размять мослы и мышечный корсет
И описать красивыми стихами
Как чешется и кашляет сосед

 

Вечер

Окончен день рыбацкого труда
С ловушками, сетями, неводами
Бегут к причалу малые суда
Швартуясь к стенке мокрыми бортами

Закат остыл, но всё ещё хорош
Задумчивый, застенчивый и кроткий
А берег поразительно похож
На силуэт уснувшей готтентотки

 

Соль

Не впервой мне зализывать раны
Как вампиру их вкус не в нови
Первобытная соль океана
И в слезах, и в моче, и в крови

Погляжу я на волны морские
И уныло заноет во мне
Непонятная ностальгия
По солёной голубизне

Где-то в тёмной дремучей Природе
Угнездился заветный искус –
Наших доисторических родин
Нутряной генетический груз

 

*  *  *

НИЧТО БЕДЫ НЕ ПРЕДВЕЩАЛО
Сияло солнце в небесах
И судно весело бежало
Как на раздутых парусах
Без перебоев молотило
Железо в трюме и НИЧТО
БЕДЫ НЕ ПРЕДВЕЩАЛО. Было
Всё в порядке на все 100
Без липы были консаменты
И паспорта. НИЧТО БЕДЫ
НЕ ПРЕДВЕЩАЛО и клиенты
Не вытворяли ерунды.
Как таракан по спелой дыне
Бежал кораблик в добрый час
На море гладь. НИЧТО БЕДЫ НЕ
ПРЕДВЕЩАЛО в этот раз
Короче, доброе начало
К концу счастливому вело
НИЧТО БЕДЫ НЕ ПРЕДВЕЩАЛО
И к счастью не произошло

 

*  *  *

Харимкотан... Харимкотан
Есть остров в Океане
Над морем высится вулкан
В сиреневом тумане
Далеко от большой земли
В Курильском ожерелье
Опасливые корабли
Обходят его мели

Харимкотан... Харимкотан
Тот остров невеликий
Над морем высится вулкан
Поросший земляникой
Текут горячие ручьи
По саду-огороду
И все угодья там ничьи
Принадлежат народу

Но тот прекрасный райский край
Нам может только сниться
Закон нас не пускает в рай
– Закрытая граница
Будь посмелее капитан
Мы б вёслами взмахнули
Взобрались на Харимкотан
И славно отдохнули

Харимкотан... Харимкотан
Сейчас мечтаю остро
– Найти бы денег чемодан
Купил бы этот остров
Построил бы себе шалаш
И всю бы жизнь, поверьте
На потрясающий пейзаж
Глядел до самой смерти

 

Туман

Плывёт в тумане наш корабль
Как в мутном небе дирижабль
Не видно нам ни птиц, ни рыб
Ни зыбких волн, ни скользких глыб
Не видны солнце и луна
Вообще не видно ни хрена

 

Второй пролив

Наш пролив извилистый как река
У него зелёные берега
А по берегам его на мели
Доживают ржавые корабли
Там каланы плавают на спине
Там капуста стелется по волне
Я через пролив на тебя гляжу
Как Парамушир глядит на Шумшу

 

Доширак

Оботру я рукой загорелою
Свои сивые усы
Брошу в море коробочку белую
Из-под съеденной мною куксы

Ты плыви словно лёгкая лодочка
Как под ветром листок
Словно бабочка, птичка, селёдочка
Всё на юго-юго-восток

Унеси мои песни солёные
Что привык напевать
В эти страны не столь отдалённые
Где мне больше не побывать

 

Амфибия

Зайду по ватерлинию
В морскую литораль
Взгляну на светло-синюю
Небесную эмаль
Взгляну на даль громадную
Последний раз вздохну
И погружусь в прохладную
Желанную волну
Расклею жабры алые
Расправлю плавники
Уставлю глаз опаловый
На донные пески
Прочту призыв неписаный
На уходящем дне
И рыбиной невиданной
Исчезну в глубине

 

Капитан

Под столом у капитана
Ящик водки из Даляна
В холодильнике бананы – битком
Возле койки все уюты
И не надо из каюты
Выходить в гальюн пешком

Пятый день он не выходит
И планёрки не проводит
Не общается с толпой
– Хворь от злостного микроба
Эта русская хвороба
Называется запой

Беспроблемная погода
Третий месяц без захода
Незамаранный мундир
Обстановка позволяет
Он себе и позволяет
– Он на то и командир

Рассупонился как дома
Все заботы на старпома
– И настырен и горласт
Он, старпом, мужик мордатый
Сам разжалован когда-то
Не заложит, не продаст

Тралим, шкерим и морозим
Штабелюем, переносим
Набиваются трюма
Он отец, мы его дети
Капитан за всё в ответе
И ему на равных светят
– Чи удача, чи тюрьма

 

Шторм

Скалясь гребнями прибоя
Море прежде голубое
Почернело
Загудели в ветре тросы
Одеваются матросы
И за дело
Кэп командует стармеху
А стармех подобно эху
Отвечает
Всё путём и только брызги
Да железных блоков визги
И качает

 

Порт

Здесь небо над Великим Океаном
Оправлено в витраж портальным краном
Здесь море обручённое с бетоном
Пропахло жирным, ржавым и солёным
Дробится в море на зыби неверной
Ярь киновари, сурика и черни
И правит этой грозной долей мира
Истошный крик над жерлом трюма
ВИРА!

 

Кораблик

Как в мире всё невечно
Невечны корабли
Заснут они навечно
В объятиях Земли
Тайфунами отпеты
На берегу морском
Их ржавые скелеты
Замытые песком
Каким ты был когда-то
Усопший пароход
Нескладный или статный
Рысак иль тихоход
К каким архипелагам
За рыбой или в бой
Ходил ты с ярким флагом
С расцвеченной трубой
Грустя гляжу теперь я
Каким ты стал старьём
И чайки чистят перья
На остове твоём

 

Вершина

Куда ты, путник, ты здесь не был сроду
Чащею медвежьей напролом
По корягам, через пень-колоду
Сквозь траву, кусты и бурелом

Приглядел синеющую сопку
Пеленг взял по солнцу и – вперёд
Потерял чуть видимую тропку
Крякнул и включил автопилот

Бился как с невидимым Иаков
Бормоча упрямо «наших знай»
Ведь оттуда же видать Корсаков
А возможно даже Вакканай

Притомился? Тормозни машину
Сядь стругая палку как Дерсу
Ты давно уж миновал вершину
Без отметин в сумрачном лесу

 

Река

Рычит вездеход за увалом
Восходит луна над рекой
Прощаемся, дело – за малым
Махнуть на прощанье рукой
И шпоры железному коню
И рысью оттуда, где был
Я что-то надолго запомню
И что-то уже позабыл
Запомнился гребень драконий
Лиловой горы вдалеке
И оттиск медвежьей ладони
На мокром прибрежном песке
Останется воспоминаньем
Алтыном в копилке седой
Река с неприличным названьем
С холодной и мутной водой
И срочно, но прочно забыто
Сто дел и пятьсот пустяков
В компании славных бандитов
Технологов и рыбаков
Пора. Исчезаю со сцены
Театра лососевых рек
Пора покидать несравненный
Обосранный чайками брег

 

Пора

Серое море, жемчужное небо
Тихий ленивый накат
Налюбовался. Не хочется мне
Больше –
Время вернуться назад
А ведь бежал
Ведь бежал без оглядки
Как же был вырваться рад
Матерным шепотом кроя порядки
Весь шариат и адат
Все эти гнусные морды и виды
Дебри Иуд и Аттил
Где копошенье какой-нибудь гниды
Правит орбиты светил
Видно, душа стосковалась по злости
Джунглям засад и осад
Видно, сюда приходил только в гости
С воли пора в зоосад

 

Кайф

Турецкий месяц на небеси
Рубаи о бренности на фарси
Пустынный берег большой страны
Бутылка пива и плеск волны

 

Роба

Сохни роба
Кончилась работа
Куртка и огромные штаны
Изнутри ты мокрая от пота
А снаружи от морской волны

Сохни роба
До ночной побудки
Снова встанет наш нестройный ряд
Славные портки, большие куртки
Мешковатый клоунский наряд

Сохни роба верная до гроба
Ты осточертела, но нужна
Завтра вновь меня обнимет роба
Словно нелюбимая жена

 

Цукими

Хи-но мару с японского флага
Опускается на ночь в гараж
И прибоя солёная брага
Орошает с шуршанием пляж

Гаснет бриз растворяясь в покое
Плеск смолкает смирясь с тишиной
И грядёт на Японское море
Тихий час любованья луной

 

Приглашение

Я на море часто бываю
Морскую работу любя
Столичную жизнь забываю
(Но не забываю тебя)
Вдыхая живительный воздух
Ныряю стараясь понять
Как ползают хищные звёзды
Чтоб робких улиток догнать
Там лезут на скользкие глыбы
Морские нестрашные львы
Там прячутся вкусные рыбы
В изгибы съедобной травы
Там штормы сулящие беды
Сменяются вдруг тишиной
Я скоро опять туда еду
Так может поедем со мной

 

Золотая рыбка

Плавно скользит за волною волна
Как за улыбкой улыбка
Плещется в чёрной воде луна
Как золотая рыбка

Я потихоньку ботинки сниму
В воду зайду по брюхо
Чудную рыбку в ладони возьму
Пока не видит старуха

Пусть заливается рыбка слезой
Пусть отпустить умоляет
Пусть развернёт каталог предо мной
– Всё, что душа пожелает

По-человечьи пусть заговорит
Про жемчуга и обновки
Пусть мерседес за свободу сулит
И особняк на Рублёвке

Пусть обещает, что разогну
Старческую сутулость
Пусть мне сулит молодую жену
И самому мне юность

Пусть обещает озолотить
Виллы, дворцы и заводы
Пусть обещает назад воротить
Мне мои лучшие годы

Рыба! Подумав я б рыбке сказал
Разве в богатстве отрада
А молодым я уже побывал
И ещё раз не надо

Полюбовавшись златой чешуёй
Я бы сказал отпуская её
Ласковым пушкинским слогом
«Рыбка, плыви себе с Богом»

 

Золотая рыбка
(вариант)

Плавно скользит за волною волна
Как за улыбкой улыбка
Плещется в чёрной воде луна
Как золотая рыбка
Я ль из породы робких тихонь
Удаль моя только скрыта
Выловлю рыбку, возьму на ладонь
И попрошу… корыто

 

Минтай

На серебряном борту минтая
Надпись вязью черно-золотая
Если прочитать ту надпись справа
То «Аллах на всё имеет право»
Если прочитать ту надпись слева
Значит «Нас хранит Святая Дева»

 

Камбала

Божьи создания? – Вздор
Вера была да ослабла
Камбалу выдумал Сальвадор
Может быть с помощью Пабло

 

Медузы

В танце расслабленном льются
Медленные фигуры
Плавно фестонами машут
Бледно-лиловые блюдца
Пурпурные абажуры
Голубоватые чаши
Всплыли и тихо пропали
Словно причуды сознанья
Как наважденья Морфея
В тёмную глубь профундали
Слизистые изваянья
Бледные тени Архея

 

Кукумария

Вот гибкая как гурия
Танцует ламинария
А рядом голотурия
Тихоня кукумария

И если каракатица
Возникнет на пути
Ей не успеть попятиться
В сторонку отползти

Чтоб жизненные трудности
Хоть как-то отвести
Она извергнет внутренности
– На и уходи

 

Запах моря

Надышусь природным кислородом
Пахнет йодом, сероводородом
Керосином и пиридоксином
Витамином, триметиламином
Ацетоном, уксусом и тмином

 

Птицы

На море, где волн вереницы
Где я сочиняю стишки
Прекрасные гордые птицы
Дерутся за рыбьи кишки
Агрессия, злоба и зависть
Бесстыдная злая возня
А этот взъерошенный авис
Немного похож на меня
Он так же притворно спокоен
Но всё же впадает во гнев
В пылу перебранок и боен
Азарта не преодолев
Тебя я в той свалке заметил
И взгляд отвести я не смог
Порыв благороден и светел
За сочный кровавый кусок
Вперёд, благородные птицы
И будьте смелы и лихи
Ведь жизнь это повод сразиться
За лакомый шмат требухи
Сражайтесь упорнее, братцы
За то, что нам в жизни дано
А те, кто стеснялись ввязаться
– От голода сдохли давно

 

Нерпы

Стою пред нерпами как ферт
Бесстыдник без порток, но в шляпе
Даю им маленький концерт
Вообразив, что я Шаляпин
Дарю себе загар до пят
И перламутровые броши
А нерпы радостно хрипят
И гулко хлопают в ладоши

 

Чилим

Согнулся словно цифра 7
И глазки выпучил от горя
– Не бойся, я тебя не съем
А выпущу обратно в море

 

Чайки и вороны

На плоской, песчаной приморской косе
Во время отлива слетаются все
Окрестные местные птицы
Дарами морей поживиться
Конгресс белых чаек и чёрных ворон
Собрался из ближних и дальних сторон
На пиршество или на тризну
Горбушью клевать головизну
У кромки прибоя, у самой воды
На мокром песке оставляют следы
Вороньи корявые лапы
А чайки слегка косолапы
Но я здесь хозяин! Я вовсе не гость
Со мною моя суковатая трость
Её я к плечу приставляю
И «бах!» – громогласно стреляю
И в стае тотчас возникает порыв
Похожий на маленький атомный взрыв –
Я выиграл это сраженье
Я вызвал к себе уваженье
Но чайкам нельзя на ветвях восседать
Не дело воронам над морем летать
И дружная стая на минус и плюс
Распалась как славный Советский Союз

 

*  *  *

Весь мусор на этом пустом берегу
Я выучил и перечислить могу
Верёвки, бутылки, коробки
Пакеты, игрушки и пробки
Когда Куросио спесивый дракон
Приносит с Цусимы красивый флакон
Я сразу его замечаю
И добрым «айсацу» встречаю

 

Кукареку

Белое утро с петухами
Словно полотенце
Светлое утро
С петухами
Мне пора распеться
Встречу новыми стихами
Солнце златокудрое
Ясное утро
С петухами
Доброе утро!

 

Лилии

Миллионы желтых лилий
Меня в поле окружили
Кружат рыжим хороводом
Под лазурным небосводом
Приглашают поиграть
Самых лучших выбирать
Выбираешь лилию
Спрашивай фамилию
«Лилия, лилия
Как твоя фамилия»

 

Собаки

Разгадывая знаки
Брожу по взморью я
Весёлые собаки
Компания моя
Дворняжка за дворняжкой
Беспечно семенит
Одна зовётся Пашкой
Другой не именит
Как преданны их взгляды
Хвосты у них трубой
Они ужасно рады
Что взял я их с собой
Я знаю – славно, братцы
Предаться ерунде
В тухлятине валяться
И шлёпать по воде
Я сам порой затворник
И мне знакома крепь
Ошейник и намордник
И изгородь и цепь

 

Объяснение в любви

Я спрашивал «любишь меня»
А ты меня жарко лизала
«Безумнее день ото дня?»
А ты мне язык показала
Я обнял тебя, а потом
Назвал тебя нежной и милой
А ты завиляла хвостом
Заёрзала и заскулила

 

Прогулка с Дружком

Куда спешить, Дружок мой верный
Никто нас в общем-то не ждёт
Отпущенный нам срок примерный
Мы разверстаем наперёд

Могли бы мы во все лопатки
Спешить до цели напрямик
И сил заветные остатки
Как взрыв спалить в единый миг

Но стоит ли, мой друг хвостатый
Бросать на ветер горсть монет
Мне так подумалось когда-то
«Жизнь коротка, но смерти нет»

Мы удовольствие растянем
Лесной тропы на целый день
На каждой я сажусь поляне
Ты метишь каплей каждый пень

Давай-ка поспешать не очень
Взяв за пример огонь свечи
Чтоб у меня хватило мочи
А у тебя, Дружок, мочи

 

Медведь

Опешили верные кони
И встали оторопев
Вон оттиск когтистой ладони
На чёрной таёжной тропе
Могуч этот зверь косолапый
И зол он на егерей
Но если пожать ему лапу
Он может быть станет добрей

 

Древо жизни

О, мой отец
О, прадед мой
О, пращур
О, мой питекантроп
О, мой хвостатый ящер
О, ты, что из воды
Ползёшь так тяжело
О, мой бесформенный
О, мой...
О-ГО-ГО-ГО !!!!!!

Мне кажется
Я что-то вспоминаю
Из яви жаб
Из снов слепых червей
Есть что-то щучье
В том, как я зеваю
Родные! Слышите меня
Э-ГЕ-ГЕ-ГЕЙ !!!!!!!!

Я чую вас в себе
В походке и в прищуре
В своей диковинно
Изваянной натуре
В акульей челюсти
В опоссумьей ноге
Взываю, слышите меня
Э-ГЕ-ГЕ-ГЕ!!!!!

Не слышат. Мы сидим
На разных ветках древа
Копаясь каждый
В личной чепухе
Я головой верчу
Направо и налево
И горько повторяю
Э-ХЕ-ХЕ...

Но нет! Я не один
Во времени безбрежном
В уюте бытия
Я тёплый и живой
Ответа жду
Почти не безнадежно
Эй, братья, чуете родство
О-ГО-ГО-ГОЙ!!!!!

О, предки славные
На дальних перекрёстках
Иным могли вы стать
И миновать меня
Но вот он – я – стою
Под небом в звёздных блёстках
И окликаю вас
Э-ГЕ-ГЕ-ГЕЙ!!!
РОДНЯ!!!

 

Чех и немец

Мне рассказывал байку
Какой-то лукавый туземец
И друзьям-патриотам
Узнать эту байку не грех
«Жил в немецкой стране
Добрый чех по фамилии Nemec
Жил-был в Чехии немец
С короткой фамилией Tschech
И когда короли
Поделить не сумели безделиц
И военные трубы
Позвали на подвиги всех
Под немецкие стяги
Встал чех по фамилии Nemec
А под чешское знамя
Встал немец с фамилией Tschech
Иноземец на то он
И есть иноземец
То одним, то другим
Доставался военный успех
То на чешской земле
Бедокурил и зверствовал немец
То в немецких краях
Воровал и бесчинствовал чех
Завершилась война
Под шуршанье дождей и метелиц
Много их полегло
На чужбине и этих и тех
В вражьей чешской земле
Упокоился доблестный Nemec
И во вражьей немецкой
Похоронен был с почестью Tschech»

 

Игуанодон

Вчера размышляя о видах на завтра
Гулял я при свете луны
И встретив на узкой тропе динозавра
Я чуть не наделал в штаны
Но вежливо поднял в приветствии шляпу
И он меня не укусил
Он подал мне четырёхпалую лапу
И о здоровье спросил
Шершавый, громадный
Он был травоядный
Наверно игуанодон
Меня ненароком
Толкнув своим боком
Картаво проквакал «паррдон»
Мы быстро сдружились
Мы разговорились
О разных прекрасных вещах
О взрослых и детках
Свободе и клетках
О хищных и мирных
Простых и настырных
О тёщах, хвощах и борщах
Но стал он прощаться
«Пора собираться
Пора расставаться, пора
Расстаться придётся
Под утро замкнётся
В кустах временная дыра»
Остался бы с нами
Сходили бы к маме
Объездили вместе весь свет
Но он с сожаленьем
Подумав мгновенье
Прокаркал мне ласково: «Нет
Прощай, мой нескладный
Наивный, но славный
Я дружбу твою сберегу
Там жинка на яйцах
Ждёт дожидается
Бросить её не могу
Не надо печали
Я в Юрские дали
С собою тебя не зову
Там нравы жестоки
Боюсь – диплодоки
Растопчут тебя как траву»
В молчанье глубоком
Он втиснулся боком
В проём временного моста
В слезах мои веки
Там скрылся навеки
Конец дорогого хвоста
Я в изнеможенье
В ужасном волненье
Под утро приплёлся в свой дом
Серьёзные люди
Мне верить не будут
И сам-то я верю с трудом
Теперь мне придётся
Как облаку солнце
Скрывать от друзей и подруг
Что где-то под Курском
В периоде Юрском
Живёт мой чешуйчатый друг

       Постскриптум забавен
       – Друзья говорят
       Что в парке блистательный
       Был маскарад
       Гран-при получил бы
       Чудовищный гад
       Но скрылся не выйдя
       На общий парад

 

Мои предки

1. Русские

Сапожники
Художники
Крестьяне и картёжники
Скитальцы
Хуторяне
Святоши и безбожники
Несуетные кривичи
Смурные до поры
Из Корчевы
Из Глинников
Из Дмитровой горы
Помёрзли ваши яблони
Попадали кресты
Но жалобы и ябеды
Не с вашей маяты
Не выморочны выводки
В Руси
То там, то тут
Не выродки
Не выблядки
Скудеют иль цветут
Один из вашей россыпи
Каким уж создал Бог
Спешу ретивой поступью
Смешлив и кривоног
Куда спешишь?
Задумайся
Спешись
Суши весло
Ощупайся
Очухайся
И посмотрись в стекло

2. Поляки

На старых фотографиях
Носы их хрящеваты
Квадратны подбородки
Их угловатых лиц
Их щёки впалые
Морщинами измяты
Глаза болотных
Осторожных птиц
В их католических
Земных
Простонародных
Ладонях
Будто смят
Конспект сомнений
Древних
И чудится до истины голодный
Задумчивый каноник
Да, Коперник

 

*  *  *

100-летняя сирень
На старом пепелище
Где прадед мой встречал
Молитвой божий день
Стою перед тобой
Седой, больной и нищий
Вдыхая твой бальзам
100-летняя сирень

100-летняя сирень
Посажена когда-то
Под окнами невест
Чья кровь течёт во мне
Вот навестил тебя
Наследник аромата
Блуждая как во сне
В сиреневой весне

100-летняя сирень
Оседлое растенье
Бродягой прихожу
В сиреневую сень
Где доживает век
В тиши и запустенье
100-летняя сирень
100-летняя сирень

 

Кентавр и русалка

В Танаисе тихом купался кентавр
Могучий как конь и гнедой словно мавр
Подальше б держаться наяде
От этого грубого дяди
Он мокрую деву схватил поперёк
Проворно влачит на прибрежный песок
И выразило обожанье
Его громогласное ржанье
«Природа диктует нам высший закон
У вас нынче нерест, у нас теперь гон
Нам самое время жениться
Моя золотая плотица»
Жемчужной своей чешуёю блестя
Ему отвечает речное дитя
«Послали мне боги в мужья простака
Ну что породим мы
Морского конька?»
С надеждой промямлил калека
«А вдруг породим человека»

 

Три брата

Там, где бьются о берег валы
Там, где море от чаек крылато
Громоздятся три мрачных скалы
И, конечно, зовутся «Три брата»
Смотрят в даль дни и ночи без сна
Их застывшие грубые маски
Очертаньем похожие на
Изваяния острова Пасхи
А когда-то в строю берегов
С морем споривших бранной стеною
Они смело встречали врагов
Набегавших волна за волною
Но редела непрочная рать
От ударов крошась постепенно
И могучим пришлось испытать
Час лихой окруженья и плена
Вот столетья прошли чередой
Беспощадные битвы забылись
И три брата с бурливой водой
Свыклись, сжились и даже сроднились
Их ласкает морская трава
Гребни волн обнимают их страстно
И пейзаж облекая в слова
Не один я считаю прекрасным
Здесь художник, фотограф, поэт
Демонстрируют меру сноровки
И открытки – стараний их след
Продаются в ларьках по дешевке

 

Дмитров – Москва

Вагон меня укачивал
Меня клонило в сон
Вдруг вижу – друг утраченный
Савелий Арансон
«Ты вроде бы в Израиле?»
«Да, бросил тот Бедлам
Склонился к православию
Вернулся к куполам»
Вот случай интересный
Союз на высоте
Агностик и обрезанный
Мы братья во Христе
Мы ахали и эхали
И вдруг он мне сказал
«Вставай, мужик, приехали
Савёловский вокзал!»

 

Встреча

На часок, на другой и не более
И тому несказанно я рад
Из далёкой страны Алкоголии
Заходил на свиданку камрад

Мы задумались, вспомнили старое
Молодые тверёзые дни
Удалые аккорды гитарные
И возлюбленных окон огни

А потом заскучал он, замаялся
Виноват его сделался взгляд
Торопливо простился, покаялся
И ушёл взяв немного деньжат

 

Послание (О. Г.)

В гостях не дома и в раю
И я вернусь, ей-Богу
Чтоб руку вновь пожать твою
Похожую на ногу

Пора, пора в обратный путь
Из Азии в Европу
Чтоб броситься тебе на грудь
Похожую на zhopu

 

Предсказание (Г. Б.)

Отцов пережили и дедов
Избегли мы множество ран
Глаза нам не пучил Базедов
И нос пощадил Вассерман
Не харкали кровью от Коха
И Боткин нам желчь не разлил
Порою бывало нам плохо
Но нас Эскулап исцелил
Нас боги пока охраняют
Но много противных персон
В грядущем нас ждут-поджидают
Альцгеймер и Паркинсон

Припев:

Доктора наделали
Множество хвороб
Их мерзкие изделия
Нас вгоняют в гроб
Злые издевательства
Нас лишают сна
Как гнусные ругательства
Эти имена

 

Поздравление (L. L.)

Старый друг, брадатый брат
Вот тебе и шестьдесят
Как я рад, что по сю пору
Не хватил тебя Кондрат

Перст Нептуна и Борея
Спас тебя от ложных троп
От зелёного от змея,
Не расшибся, не утоп

Чтоб тебе не пусто было
Чтоб жена тебя любила
Чтоб в делах тебе везло
Чтоб в саду твоём цвело,
Чтобы не блевать от качки
Чтоб прошли твои болячки
Чтобы весело стареть
И с улыбкой помереть

 

*  *  *

Перед субботою
Пчелка над сотою
С капелькой мёда жужжит
В тихую пятницу
Всяк умиляется
Эллин, татарин и жид

Солнышко прячется
В речке дурачатся
Окуни и караси
Всё в благолепии
В великолепии
В поле и на небеси

Ангелы Божии
Хлопцы пригожие
Господу ногти стригут
Труд их увидевши
Бог наш на идише
Шепчет им ласково «гут!»

День в завершении
Мы в предвкушении
Вместе со всею страной
Мы отоваримся
В баньке попаримся
Завтра у нас выходной

 

*  *  *

Пусти в свой разум чудеса
Пускай поёт их стая
Что вечно ясны небеса
Что будет цвесть твоя краса
Вовек не угасая

Когда настанет добрый час
Когда весь мир танцует вальс
И благородны люди
Решись дописывать сонет
«Жизнь коротка, но смерти нет
И никогда не будет»

Когда во всей Вселенной ночь
Когда на всей Планете дождь
И кажется – все люди – бляди
Вообрази, что за тобой
Учитель твой, мучитель твой
Господь, который всё уладит

 

Отшельничек

Березняк да ельничек
Облачко плывёт
Там в лесу отшельничек
Старенький живёт
Он кому-то родненький
Только, что с того
– Божие угодники
Братия его
С Антонием-постником
Сушит он грибки
А с Фомой-искусником
Чинит башмаки
С Пантелей-целителем
Им ведома трава
С Ангелом-хранителем
Пилит он дрова
Из ключа он радостно
С Нилом воду пьёт
А с Романом сладостным
Тропари поёт
Серафим с ним водится
И Егор-герой
Даже Богородица
Явится порой
Ходит он по ягоды
На болото с ней
С Симеоном праведным
Удит окуней
А когда преставится
В Богом данный год
Катенька-красавица
Славно отпоёт

 

Наталья Юрьевна

Покуда бормашина свищет
Я тихо становлюсь ханжой
Уставясь в карие глазища
Над белоснежной паранджой

Светлеет мирная равнина
Смолкают злобные ветра
Балдею от новокаина
И напряжённого бедра

Щекочут ласковые пальцы
Деревенеющую плоть
Так награждаются страдальцы
Когда им воздаёт Господь

Окочен бал. Машина встала
Мир снова целен и велик
И вот уже без покрывала
Я вижу обнажённый лик

Я восхищен цветком улыбки
И нежным говором согрет
Вот губы – розовые рыбки
– Наверно слаще чем шербет

Я внял заветам Магомета
Рядившего добро и зло
И мудрой строгости запрета
Взирать на женское чело

 

*  *  *

Знакомая дверь
Знакомого дома
Знакомая кнопка звонка
Девушка, что мне открыла
Знакома
Знакома её рука
И каждый раз звоня у дверей
Знакомого старого дома
Тайно мечтаю узнать у ней
То, что ещё не знакомо

 

1955 – 2005

Улыбаясь, ради шутки
Ты дала мне незабудки
И не знала, может быть
Что тебя мне не забыть

В рифму к Сашке и Наташке
Я дарил тебе ромашки
И не думал, рифмоплёт
Что от рифмы тает лёд

Жизнь она смешней и проще
На полях поднялись рощи
И под тенистые дубы
Мы вместе ходим по грибы

 

*  *  *

Леденеющий воздух окраин
Помнишь
Вспомни
То быль, а не сон
Громыхали пустые трамваи
В небе косо стоял Орион
Стыли скулы и губы дрожали
У меня
У тебя всё не так?
И трамваи вдали дребезжали
Заглушая окрестных собак
Так не помнишь?
Ну ладно
Умчались
Вдаль трамваи
Кто помнит о псах
Только звёзды
Что там загорались
Точно так же горят в небесах

 

N. М.

Бывало, дорвавшись, склонялся над плошкой
И кушал икру алюминиевой ложкой
И деликатесы больших категорий
Теперь для меня лишь источник калорий
Ты в юные годы была моей грёзой
Звездою, зарёю, лилеей и розой
Судьба к нам с тобою была благосклонной
Я стал тебе суженым, ты мне законной
А может, отдали Судьбе за подарки
Ты – славу Лауры, я – лавры Петрарки

 

Фото

Из прошлого века мгновение длится
Как долгое ДО на трубе
Над каменным морем картонная птица
И я пригвождённый к тебе

 

*  *  *

Моя прекрасная старуха
Красивой девушкой была
Моя прекрасная старуха
Себе получше не нашла
Моя прекрасная старуха
Мне в 20 сделалась женой
Моя прекрасная старуха
Всю жизнь промучилась со мной
Моя прекрасная старуха
Моя законная жена
Моя прекрасная старуха
И херувим и Сатана
Моя прекрасная старуха
Коварна, мстительна и зла
Моя прекрасная старуха
Добра, мила и весела
Моя прекрасная старуха
Моё земное божество
Моя прекрасная старуха
Мои позор и торжество
Моя прекрасная старуха
Конечно, в рай не попадёт
Моя прекрасная старуха
Со мною вместе в ад пойдёт
И там корячась на угольях
Мы будем вместе в голос выть
Томясь невыносимой болью
Страдать, браниться и любить
Моя прекрасная старуха
Открыла мне и ад и рай
Моя прекрасная старуха
Живи сто лет, не умирай

 

*  *  *

Эйфория совместного сна
Сладкий дым заграничной цигарки
Теплотворные волны вина
………………………………
Когда вечно печальные Парки
Перережут непрочную нить
Что оставит на память Природа
Вкус воды, аромат кислорода
Что при жизни не смог оценить

 

Реинкарнация

По мне одно из славных заблуждений
Переселенье душ, но вот беда
Бессчётная чреда перерождений
Не оставляет в памяти следа

Я был не раз уродом и красавцем
И не однажды сам собою был
Я был святым, но был я и мерзавцем
Но возродившись напрочь позабыл

Наверно был я червяком и крабом
Редисом, бамбуком и баобабом
И мухомором несомненно был
И спаниелем, и хамелеоном
И Фернанделем, и Тутанхамоном
Был Александром, Натали любил

Когда-нибудь в игре на балалайке
Достигну я неслыханных высот
На звездолёте или таратайке
Меня судьба по свету повезёт

Я буду то испуганным, то бравым
То кроликом я буду, то удавом
Вонять я буду и благоухать
– Иные жизни скрыты в плотном дыме
Но у меня надежды не отнять
Когда мы снова будем молодыми
Мы непременно встретимся опять

 

*  *  *

Следующая из бесчисленных жизней
Тоже не будет безукоризненной
Снова солгу, обмишурюсь и струшу
Но может быть Вам
Посвящу свою душу
А в этой жизни случилось влюбляться
Может быть 10 раз
Может быть 20
Первый раз
Первый раз в 18
А последний
Стыдно признаться
Любил то изящно
То неуклюже
Попеременно одну и ту же

 

*  *  *

Может – Мир как пузырь
Может – круглый и плоский
Может – Бог восседает босой в облаках
Может – звёзды как свечи и прав Маяковский
Спички в мощных и жилистых божьих руках

Пищи ищет кишка и ноздря ловит воздух
Вожделеет о свете сетчатка в глазах
Пусть же каждую ночь загораются звёзды
На полезных в хозяйстве ночных небесах

 

Послание

Радуйся, друг
Ни часы, ни весы
Промысел твой не смущают
Ярое око
Златые власы
Благостный лик освещают

Время времён растворило черёд
Волю явил Пантократор
– Слаб был апостол, тёмен народ
Руки умыл прокуратор


Не осиянна моя голова
Грешен мой взгляд человечий
Мерзкий язык изрыгает слова
Злобной раскольничьей речи

В тёплых морях мне мерещатся льды
Аспиды в ветках оливы
– Продал Иуда, предали жиды
Скурвился Понтий трусливый


Радуйся, в сердце расплавив своём
Воздухи, хляби и сушу
И извини мне глумленье моё
Злобную смертную душу

 

Зависть

Гляжу на осеннее поле
И думаю думу свою
КАКАЯ ПРЕКРАСНАЯ ДОЛЯ
ПЕТЬ ВЕЧНУЮ СЛАВУ В РАЮ
Дорога идёт через поле
И в мысли до края дойду
КАКАЯ ПРЕКРАСНАЯ ДОЛЯ
ГОРЕТЬ НЕ СГОРАЯ В АДУ
Иду прямиком через поле
И мысли слагаю в стихи
КАКАЯ ПРЕКРАСНАЯ ДОЛЯ
КОГДА НАМ ПРОЩАЮТ ГРЕХИ
Осеннее тучное поле
Ну как над тобой не пропеть
КАКАЯ ПРЕКРАСНАЯ ДОЛЯ
НАДЕЖДУ И ВЕРУ ИМЕТЬ

 

Милостыня

Снова поступил как сволочь
Надо Богу богово
Выскреб из кармана мелочь
Оделил убогого
Сразу как-то легче стало
Грезится спасение
Можно жизнь начать с начала
– Прямо с воскресения

 

Ашикли

Нет на небе Аллаха кроме Аллаха
Опричь Человека нет на Земле людей
И оба сии не ведают страха
И иметь не могут иных друзей
Бесспорно дело Аллаха и слово
Он всего сущего Государь
Человек не может греха иного
Как обидеть живую тварь
И если смертный изрёк пророчество
Как попугай – разноцветная птаха
Значит он не стерпел одиночества
И деспотической дружбы Аллаха

 

*  *  *

Пока диплоидный комок
В разбухшем чреве копошится
В нём как бесплотная кашица
Вершится всемогущий Бог

И вот приходит грозный срок
Сознанье в мире водворится
Бог водит ногтем по странице
Блюдя начало и итог

Но век не вечно вековать
И срок приходит остывать
И божий лик узреть воочью
Взращённый бденьями и снами
Не бросив нас пред вечной ночью
Бог умирает вместе с нами

 

*  *  *

Разув глаза, отсеяв блажь и ложь
Я подытожил горькие улики
По всем приметам
Бог похож на Тики
А на Христа ни капли не похож
И сам я,
Хоть не корчу зверских рож
Благообразный чин храня на лике
И связной речью заглушаю рыки
– Обычный каннибал, сдиратель кож

У тайной меты в капище незримом
Мне б тук сжигать
На жертвенном огне
Окрасив щёки охрой
При луне
Кружиться в танце
Сумрачно зверином
И только разум
Строгим властелином
Тугой ошейник сдавливает мне

 

*  *  *

Утомясь от напряженья
Я утратил уваженье
К тяжкому труду
И расслабясь как в нирване
Я с ногами на диване
Лёг, лежу и жду
Вдруг архангел сизокрылый
С упоением и силой
Протрубит в трубу
И прекрасная идея
Расцветёт как орхидея
У меня на лбу

 

*  *  *

Мой путь перевёрнут, разрезан и склеен
И я не заметил когда
Был Мёбиус мудр, а быть может рассеян
А может быть всё – ерунда
И, может быть, я как прежде шагаю
Дорогой подростка – след в след
Да только дорога как будто другая
Подросток ехиден и сед
Всё та же погода
Да только природа
Готовит меня к кувырку
Иду осторожным путём антипода
Как муха по потолку
Как будто я вскорости
Юношей стану
Беспечным и взвинченным вновь
И вновь будет воздух
Под стать урагану
И дух перехватит любовь
А может – мой путь –
Трансцендентное средство
Путь, коим к истоку река
И я возвращусь
В безмятежное детство
Последний приют старика

 

Бродяга

Когда бродяга на краю дороги
Раскинет руки и протянет ноги
И сердце разорвётся словно бомба
И мозг зависнет на затычке тромба
Всё станет прошлым, лишним и ненужным
Под небом невысоким и жемчужным
Душа покинет стынущее тело
Вон что-то там куда-то полетело
И стая чёрных траурных ворон
И нечто вроде зарастрийских похорон

 

Триумф

При сияющей полной луне
Утомлённый, но самоуверенный
Я въезжаю на белом коне –
Ну, на стареньком сивом мерине

Ты встречаешь меня у ворот
Как с букетом с берёзовым веником
Пусть всё чуть ли не наоборот
Я ей-Богу же не был бездельником

 

Одуванчики

На вокзальном потёртом диванчике
Приобнявшись сидим – я и ты
За окошком цветут одуванчики
Золотые как наши мечты

Одуванчики золотистые
Полюбуйся, уйми свою грусть
Облетят их головки пушистые
И я снова к тебе возвращусь

Может быть как собака побитая
На трёх лапах к дверям прискачу
А быть может в окошко открытое
Ясным соколом смело влечу

И опять зацветут одуванчики
И поманит в дорогу прибой
И опять на потёртом диванчике
На дорожку присядем с тобой

 

Команда

Когда ты ас
Когда высокий класс
Над головой твоей
Зажёг сиянье
То всякий раз
Твой дриблинг и твой пас
Рождают и восторг и содроганье
Ну а пока
Оценка свысока
– Не вышел в члены
Избранного клуба
Пока держись
Нелёгкой будет жизнь
И надо драться
Мелочно и грубо
Крепись, братва
Ложись под жернова
Крутой напор
Гася на грани фола
Мы угловато-жёстки
Как дрова
И прессинг наш отчаянный
Едва
Покудова
Спасает нас от гола
Когда нас бьют
Трибуны привстают
Крича – громите
Выскочек нахальных
И асы бьют
И бить не устают
Но мы не бросим
Грёз своих хрустальных
Нам бьют штрафной
И мы стоим стеной
Прикрыв муде
Сведенными руками
Когда с разбегу
Пыром
Бьют штрафной
Крепись, не ной
И не сучи ногами
Ведь у тебя ворота за спиной
Где мечется вратарь
В сосновой раме

 

*  *  *

В полёт, вдохновенный поэт
В мир лирики и эпатажа
Куда заведёт тебя метр
И что тебе рифма подскажет
Что выползет из темноты
Что ввысь воспарит над трясиной
Какие банальности ты
Представишь прекрасной картиной
Каких креатур породит
Объятье уродов и граций
Какой экстатический гид
Созвучий и ассоциаций
О, мир без числа и конца
О, мерзость исчадий и гадов
О, чистая радость творца
О, алчность искателя кладов

 

Писака (Я?)

Пусть голоден, раздет, разут
Тут можно притерпеться
Но если возникает зуд
Уж никуда не деться

Охота плясуну плясать
Как бы в трусах крапива
Писаке невтерпёж писать
Как писать после пива

Влюблён – «Про это» пишет он
Прогонят – об измене
Про мудрый чей-нибудь закон
Про то, что кто-то – гений

Где зуд – чесать не прочесать
Как кошки и собаки
Писать-писать-писать-писать
Чесание писаки

 

Сонет о мысли

По иному цветут облака
На рассвете и на закате
Бесконечна жизнь у дитяти
Скоротечна жизнь старика

Где-то рядом блуждает Кондратий
Как бы всторону глядя пока
Позволяя валять дурака
И бесценное попусту тратить

Стоит дорого строгий расчёт
И корректный разбор теоремы
Мысль своими путями течёт
Ужасаясь жестокости схемы
Но есть гордость у искры в мирах
И азарт побеждающий страх

 

Камчатский сонет

В краю, где мрачно
Курится Шивёлуч
Стоит над морем скальная стена
На ней во всю громаду письмена
Корявые но явственные
СВОЛОЧЬ
Природе не понадобилась помощь
Ваятеля-ругателя. Она
Сама на диво-дивное вольна
Сама взрастила этот странный овощ

Кому-то этот гневный приговор
Задумчиво свою листаю повесть
Ну, не убийца, не садист, не вор
Но почему побаливает совесть?
Расплывчатые кляксы на горе
А не горит ли шапка на воре?

 

*  *  *

Кондовый смысл моих торчащих слов
Ещё кому-то, может, интересен
Не это ль роза соловьиных песен
И золотой карась рыбачьих снов

Ведь арфам Аполлоновых сынов
Убогий скит угрюм, уныл и тесен
Мол только тот, кто миру интересен
Способен докопаться до основ

А мне и самому они нужны
Мои вербализованные сны
Чтоб не остыла голова
В которой квасились и кисли
Мои торчащие слова
Мои залупленные мысли

 

Сонет о славе

Мирская слава тешит нас
Как в детстве пёстрые игрушки
Нас бронзой восхищает Пушкин
И вводит Герострат в экстаз

Годится до упаду пляс
И на Луну полёт из пушки
Несчетные пивные кружки
И «чижик-пыжик» – в добрый час

Послушные как бибабо
Жрём скорпионов на «слабо!»
Любая здесь сгодится мера
Подходит в качестве примера
И нега вшивого Рембо
И мерзостный восторг Бодлера

 

*  *  *

Я хотел бы спеть с тобой романс
Тихо вторя в терцию фальцетом
И в финале квинтой разогретом
Дать октаву словно реверанс

Танцевать с тобою контрданс
Я б хотел порхая над паркетом
Насладиться плавным менуэтом
От согласья па впадая в транс

Но твоё земное существо
Клонит на иное мастерство
И иной мерещится ферайн
Инь и Янь грызущие друг друга
Сумрачная муторная вьюга
Зверский оголтелый сикстинайн

 

Сонет о палиндромах

А надо ли стихи-то сочинять
Они и так, помимо нашей воли
Как пышные соцветья в чистом поле
Стоят и ждут готовых обонять

Стремленье необъятное обнять
Постичь секреты, шифры и пароли
– Не хватит папирос и пуда соли
Чтоб тайную завесу приподнять

Прекрасны Пифагоровы Штаны
Сами собой сложились палиндромы
Попы, казаки, очи, мордодромы
Стоят и ждут покуда не нужны
Таится слог, во мгле клубится слово
И вдруг – оголи жопу пожилого

 

Заскучал

Заскучал чтой-то старый проказник
Как досуг скоротать старику
А устрою-ка я себе праздник
Выпью водки, курну табаку
Замурлыкаю старые песни
Что уже не поются давно
Вспомню что-нибудь поинтересней
Глядя в стену, как смотрят кино
Флага красного трёпаный гарус
Помяну, а вдобавок к тому
– Как мы в помощь болиндеру парус
Поднимали при ветре в корму
Тихо вспомню как мы отмечали
С корешами приход и уход
Как сердечно гитары бренчали
Как гармонь веселила народ
Вот сейчас веселюсь одиноко
И ни капли не хочется чтоб
Выли плееры и караоке
Тёк бессмысленный матерный трёп
Новым штукам седую собаку
Трудно выучить – точно, таков
И стою на Земле враскоряку
Между двух непохожих веков

 

*  *  *

Невольник обоев
И лунных ночей
И каторжник собственной памяти
Вон лица красавиц
И бородачей
Всплывают в цветочном орнаменте

Откуда они
Из журнальных страниц
С экранов
Из жизни мной прожитой?
Те россыпи
Гроздья
Соэвездия лиц
Похожие и непохожие

Любуйся на перечень полупустой
Симпатий, знакомств
И приятельства
От вечной любви
И от дружбы святой
Всего только шаг
До предательства

 

*  *  *

Перестираное
Перемытое
Сохнет прошлое
Без прикрас
Тяжело, скрепя сердце разбитое
Ставить крест
На ушедших от нас

Бог вам в помощь
Чем вы озабочены
Благородное дело
Простить
Я поставлю вам крест у обочины
И приду иногда
Погрустить

 

*  *  *

Ни любви
Ни надежды
Ни веры
Ни зори
Ни звезды
Ни луны
Что-то дни стали больно уж серы
Что-то ночи уж больно темны
Но всего повидавши на свете
И предвидя черёд наперёд
Я шепчу как ушибшимся детям
Всё проходит и это пройдёт

 

Собеседник

Не одинок я
Повсюду со мной
Воображаемый мой собеседник
Вобщем порядочный привередник
Вобщем зануда
И сноб записной
Тот собеседник внимательный мой
Можно сказать
Он совсем не болтливый
Лучше сказать
Он весьма мочаливый
Прямо сказать
Совершенно немой
Слушает молча и вдруг подмигнёт
Хитро прищурится, зло усмехнётся
Редко он вместе со мной рассмеётся
В кои-то веки мне руку пожмёт
Он справедлив, но порою жесток
Этот зануда-молчун-привередник
Воображаемый мой собеседник
С коим я не одинок

 

*  *  *

Танцует дирижёр
Под музыку оркестра
Шумит сосновый бор
Рождая волны ветра
Гладь лужи
Отразив влюблённые нарциссы
Щекочет рябью их
Как собственных детей
А я
Творя судьбу
Дрянные компромиссы
Оправдываю
Тщетностью
Несбыточных затей

 

Затмение

Это длилось только мгновенье
И я не успел испугаться
Очнувшись от размышленья
Я целый миг мучительно
Пытался разобраться
К зиме или к лету
Движется этот
Промозглый демисезон?
Иду я домой
Или из дому
Кто я?
Скуластый татарин
Или блеклый латыш
Кто мои сверстники
Эти развязные парни
Или вот эти старухи
Кто этот тип
Идущий рядом со мной
Дедушка?
Брат?
Незнакомец?
И только вспомнив имя своё
– АЛЕКСАНДР
Я понял
– Я – трезвый
Немного усталый
Немолодой работяга
Неторопливо бредущий
Под тихим осенним дождём
Своим привычным путём

 

*  *  *

Встаёт вечерняя заря
Лесная сень струит прохладу
Погожий день прошёл не зря
Принёс утеху и отраду

Меня следами путал зверь
Я рвал цветы, я слушал птичку
Смотрел на небо, а теперь
– Принять имодиум и сесть
                                  на электричку

 

*  *  *

Брусничный холм
Он мне ночами снится
Мхи
Гроздья
Глянцевитые листки
Я иногда хожу к нему лечиться
От философской каменной тоски

Брусничный холм
Я вырвался из плена
Для солнечных целебных процедур
И вот во мху я по колено
Шепчу под нос старинный каламбур

Брусничный холм
Томленье лени лета
Эфирных облак и блаженных волн
Последнее прибежище поэта
Брусничный холм
Брусничный холм

 

Хокку о луне

Над шоссе луна
Так многозначительна
Как дорожный знак

 

*  *  *

Я выдумал страну
Где всё не так как тут
Я выдумал страну
Где годы не идут
И осень в той стране
Похожа на весну
Наверное во сне
Я выдумал страну

Страна невелика
Но нет у ней границ
В кудрявых облаках
Круженье синих птиц
Пологие холмы
Зеленые поля
Там позабудем мы
Что вертится земля

Я выдумал страну
Под высью голубой
Я выдумал страну
Где я всегда с тобой
Одна на все века
Подстать мечте и сну
Взглянув на облака
Я выдумал страну

Я выдумал страну
Страну своей мечты
Я выдумал страну
Где только я и ты
Где лишь гуденье пчёл
Тревожит тишину
Я в мире не нашёл
Я выдумал страну

Я выдумал страну
Под солнцем и луной
Я выдумал страну
Где ты всегда со мной
Где вечно мы глядим
С улыбкой в вышину
Оставшись вдруг один
Я выдумал страну

 

*  *  *

Я пел во сне
Я пел «О, sоlе mio»
Пел тенором легко летя в верхах
И эхо отзывалось прихотливо
В высоких светлых куполах
Я пел во сне кому-то в отдаленье
Кому-то, кто оценит и поймёт
Моё невыразимое волненье
Моё необычайное влеченье
Моё непоправимое мученье
Мой несравненный трепетный полёт
Я пел «О, sоlе!»
Пел о светлом, ясном
Пел о луче пронзавшем мутный дым
Я вне себя пел голосом прекрасным
Пел голосом прекрасным
МОЛОДЫМ

 

*  *  *

Смотрит в глаза мне
Серьёзно
Девушка из моего
Сна
Только что
Было морозно
И наступила весна
Строго
Но вовсе не грозно
Смотрит в глаза мне она
Девушка из моего сна
Из моего сна
Мне бы придумать ответ на
То, что вовек безответно
Кажется падает свет на
То, что совсем
Беспросветно
Грустно
Но вовсе не слёзно
Просит придумать она
Девушка из моего сна
Из моего сна

 

*  *  *

Что вскочил на босые конечности
Как ужаленный в левый сосок
Неприемлемой версией вечности
Просверлило гудящий висок
Среди сонной, запущенной старости
Опоенной дурной беленой
Сон о юности, страсти и ярости
Перетянутой лопнул струной
Звёздным небом кошмар величается
Воплощенье всемирной беды
Там Медведица мерно вращается
Вкруг неяркой Полярной звезды
Брось окурок лететь в гололедицу
Помолчи с тишиной в унисон
Погляди на Большую Медведицу
И поди-ка досматривать сон

 

Сон про кино

Снега серый экран
Мельтешат перебежки пехоты
Чёрным дулом прочерчен
Простой, безнадежный сюжет
Насадить силуэт
На дрожащий прицел пулемёта
И стрекочет кино
И трепещет железо
И брезжит рассвет
Обложила орава
Толпа копошится в канавах
Но и влево и вправо
Я хлёстко трассирую мрак
И пока хватит ленты
Вьются огненные эвольвенты
Корча тени в снегу
Прерывая попытки атак
Смерть ползёт на локтях
Мне видна её морда кобылья
Я ей в ноздри упёрся
Спасительной пикой огня
Надо мной Сатана
Распростёр птеродактильи крылья
Он трясёт мои плечи
Седлая меня как коня.
Близко рвутся гранаты
Их вспышки как ведьмы лохматы
Время делится в центы
И лепится в плотный момент
Скоро кончится всё
Скоро всё
Скоро кончится лента
И на сером экране
Появится надпись
THE END

 

А. Д.

Привет, дружище
Каким ветрищем
Тебя пригнало
Сюда ко мне
Давай я хлопну
Со всей силищи
По мускулистой
Твоей спине
Присядем рядом
На подоконник
Он аккурат на двух персон

……………………………………….
Ведь я не помню, что ты покойник
И невдомёк мне, что это сон

 

Сон про отца

По улице об руку шли мы с отцом
Почему-то я был босиком
В снежную кашу ступая без страха
Это странный был сон
На мне пара кальсон
И враспояску рубаха
Я назад не смотрел
Так ведут на расстрел
Но мы оба веселы были
Мы почти одних лет
(Я давно уже дед)
И о чём-то мы всё говорили
Избегая по ясной причине
О его уже давней кончине
О моей неожиданно скорой
Мол сие неприлично мужчине
Да и случай совсем не бесспорный
Мы как два пожилых забулдыги
Со страниц романтической книги
Оживлённо и складно болтали
Восхищаясь
Что вдруг увидали
На углу бесконечного круга
Столько лет не видавши
Друг друга
Разговор наш был лёгкий
Не скользкий
Только как-то
Немного по-польски
Он порой называл меня
Сынка
Шли мы мимо какого-то рынка
Конвоиры от нас не отстали
Но меня вроде не расстреляли

………………………………………
Я проснулся в глубокой печали

 

НЕ НОЙ!

Мир гибнет в потопе, в пожаре
Но я предприимчив и твёрд
И всяческой твари по паре
Ковчег мой воспримет на борт

Вот слон со своею слонихой
Вот хряк со своею свиньёй
Вот клоп со своею клопихой
Вот змей со своею змеёй

Вот князь со своею княгиней
Судья со своею судьёй
Вот Бог со своею богиней
Вот поп со своей попадьёй

Возьму дурака и дурёху
И пару светил по уму
Возьму лилипута и кроху
Гиганта с верзилой возьму

Возьму старика со старухой
И пару влюблённых юнцов
Возьму сутенёра со шлюхой
И двух голубых молодцов

Возьму я бычка и коровку
Козла со своею козой
Возьму и вора, и воровку
Возьму муравья с стрекозой

Любому дам руку как брату
Чтоб были представлены все
И Мир наш пристав к Арарату
Расцвёл в своей прежней красе

 

*  *  *

Я вижу сквозь веки
Бредут человеки
Ползут червяки
И сливаются реки
Я слышу в тиши
Это тикают бомбы
Герои народов
Вершат гекатомбы

Пигмеи, колоссы,
Рамсесы, Тутмосы
Абреки, кунаки
И компрачикосы
Снега Антарктиды,
Барханы Синая
Я слышу, я вижу, я мыслю
Я знаю

Я знаю без вас, мудрецы и пророки
Что мир
И глухой, и слепой
И жестокий

 

Из З. Фрейда

Мы – серийные убийцы
Сексуальные маньяки
Мы – вампиры-кровопийцы
Людоеды-вурдалаки
Педерасты, педофилы
Мазохисты и садисты
Скотоложцы, некрофилы
И эксгибиционисты
Только это всё в подкорке
Только Зигмунду известно
Что таится в тёмной норке
У испытанных и честных

 

*  *  *

Есть у меня двойное дно
Под этим дном – ещё одно
А в глубине, на самом дне
– Лишь полуправда обо мне

 

Бред

В глубине бездонного колодца
Мерно распадаясь на куски
Ультрафиолетовые солнца
Плавят инфракрасные пески
Пучится растопленное в жижу
Тяжкое густое вещество
И растёт в пузырчатую грыжу
Бытия немое существо
Безгранично, вязко, безысходно
Мнётся и свивается в жгуты
Месиво безмерно-разнородных
Нитей, игл и липкой густоты
Завиваясь медленной сувилью
Масса истлевает в темноте
И клубится невесомой пылью
В невообразимой пустоте

 

Циферблат

На циферблате часов
Стрелка от единицы
Медленно следует к двойке
К тройке, и далее, чтобы
Круг проползти до конца
Который рядом с началом

На циферблате цветов
За красным следует желтый
Он переходит в зелёный
Зелёный становится синим
А синий сменяясь пурпурным
Опять превращается в красный
– Гармония и совершенство

На циферблате эмоций
Хохот рядом с рыданьем
Хохот не станет улыбкой
Улыбку рождает спокойствие
Хохот же – никогда
– Уж такова природа

На циферблате чувств
За любовью следует ненависть
…………………………….
Чтоб превратиться в симпатию
Нужно пройти равнодушие
Обратный ход невозможен
Как ход пружинных часов
Как утро-день-вечер-ночь
Как смена времён года

 

*  *  *

Я – книжный червь
Склонясь над фолиантами
Спешу понять пока не поглупел
Добытое трудами и талантами
– Сокровища идей и славных дел

Я старый хрыч – ну, да – пенсионер
Избавясь от истерик и мистерий
Собой являю скромности пример
– Частица органической материи

Иллюзорна душа и тело бренное
Мышленье зыбкое как легковесный дым
Но думает наморщив мозг Вселенная
Меня избрав Мыслителем своим

Иного нет! И коль не хватит времени
И сгину ребус не расшифровав
Вселенная бесследно сгинет в темени
Своей исконной сути не поняв

 

Неправильные
глаголы

Плетутся дни как годы
И лето – в Лету лет.
Сижу и жду погоды.
Погоды нет и нет.
Утехой и потехой
Мне будет здесь и впредь
Когда мне скажут «ЕХАЙ!»
А может даже «ЕДЬ!»
Решусь да и поеду
Наперекор дождю,
И одержу победу
Короче – «ПОБЕДЮ»!

 

2x200 + ЗхЗ00

На поляне нашей Ляли
Мы конкретно погуляли
Как – семья
Сидоров там был с Петровой
Юрка с Иркой Ивановой
Пятый я
Наш водила балдой в сиську
Тачку вёл как бык пипиську
Блин, зигзагами
По раздолбаной, бля, пыльной
Колее автомобильной
Над оврагами
Так, короче, получилось
Типа с горки покатились
Беспилотные
Я передние вставляю
Двое в гипсе ковыляют
Две – двухсотые

 

*  *  *

Скрылся Феб за холмы
На своей золотой колеснице
Сели с приятелем мы
С устатку чуток захмелиться
Спирт пополам развели
Кой-какую закуску сыскали
И разговор завели –
Так, ни о чём был в начале
Только по мере того
Как пустела посудина наша
Вроде бы из ничего
Заварилась ядрёная каша
Стали грехи вспоминать
Подлости и неудобья
Вины вином заливали
Так, чтоб назавтра не вспомнить
В груди бия кулаком
Злобно клялись и ругались
Как перед строгим попом
В самом постыдном сознались
Пели о жалости к людям
О догоревшей лучине
Зная, что завтра забудем
Всё, что растрёпано ныне
Выли, шептали, орали
Стихами и клочьями прозы
И кулаком утирали
Горькие пьяные слёзы
И когда лбами бодая
Столешницу
Нам захрапелось
Встала из мрака младая
С перстами пурпурными Эос

 

*  *  *

Так тиха тишина тишины
Бурен грохот бушующей бури
Волны цвета морской волны
Небо цвета небесной лазури

Каждый сам на себя похож
Вещь любая с собою схожа
Глянешь в зеркало – «Как я? Хорош?»
И подумаешь – «Ну и рожа»

 

*  *  *

Словно птица промелькнула
В небе надо мной
Словно молния сверкнула
За моей спиной
Что-то важное до жути
В голове моей
Всплыло и исчезло в мути
Вязких мелочей
Задержись хоть на мгновенье
Этот краткий миг
Я познал бы вдохновенье
Истину постиг
Мог бы в тайный смысл проникнуть
Путаных картин
Громко «Эврика» воскликнуть
«Ай да сукин сын»

 

*  *  *

Льёт капель
Крокодиловы слёзы
По ещё одной прошлой зиме
Но остались как были вопросы
На уме
Зацветает герань на окошке
Восхитительная как всегда
И по-прежнему манят дорожки
Но куда
Ведь приникнув
К сверхтелескопу
Ты увидишь там
Собственный зад
Свою старую хитрую жопу
Так-то брат

 

*  *  *

Я глохну
Всё к уху ладошку
«Чево?»
Я слепну
Всё щурю глазёнки
Трещит
Существа моего вещество
Печёнки, кишки, селезёнки
Да
Вечер сменяет сияние дня
Мне грустно
Но я не в обиде
Я глохну
Я слепну
Довольно с меня
Я всё уже слышал и видел

 

*  *  *

Ах, годы, годы
Стали кратки
И удручающе редки
Благословенные припадки
Адреналиновой тоски

Я под зонтом благоразумий
Так трезво стал соображать
И тироксиновых безумий
Не посещает благодать

Лишь иногда
Со дна графина
Прилипнув страждущей губой
Блаженной каплей
Эндорфина
Я озаряю разум свой

 

*  *  *

Нет, ещё не дряхлость вроде
Но пришёл её посол
– Шибко ноет к непогоде
Тазобедренный мосол

От потери не страхуя
Жизнь своим ручьём течёт
– Функций полового уда
Очевидный недочёт

Всё терпимо, хоть не гладок
Шорох жизненных шагов
Грустно мне от неполадок
В сером веществе мозгов

 

*  *  *

Тебе шатко, и валко, и жалко
Оглянись, обернись, помяни
Не всегда же ты шамкал и шаркал
Выпадали скоромные дни

Дни пижонства и фанфаронства
Гениальности и чепухи
– Так легко заводились знакомства
– Так легко вспоминались стихи

Так легко обретал и терял
От любви ты терял прозорливость
От страсти терял ты брезгливость
Всё аршином иным измерял

Обретенья твои и потери
Страхи смерти и грёзы любви
– Времена токованья тетери
C´est la vie

 

*  *  *

Я сам себе братец-близнец и двойник
Сам себя я гораздо мудрее
Поправляю себе воротник
Нос утираю и брею

Но когда-нибудь
Мне надоест
Заменять себе папу и маму
И поставлю я
На себе крест
Закопав предварительно
В яму

 

*  *  *

Как бы забыть
Как гвоздями забить
Кабы забыть
Без того, чтоб не быть
Мучительное детство
И отрочества срам
И юношества бедствие
И прочий тарарам
Чтоб всё угомонилось
Спокойной сединой
Как будто жизнь сложилась
Из старости одной

 

*  *  *

Как тучи ночи мчатся
И дни сошли с ума
Едва успев начаться
Кончается зима
Лучами обогрета
Весна как снег сойдёт
Ракетой вспыхнет лето
И в осень упадёт
Стремительно старею
Скорей не может быть
Боюсь, что не созрею
Любимых разлюбить

 

*  *  *

Озираясь окрест
Или под ноги глядя
Каждый тащит свой крест
К особливой награде

Но из всех нас с крестом
На Голгофу бредущих
Кто-то станет Христом
Кто-то попросту грузчик

 

Чёрная дыра

Всё более понятен
И внятен этот мир
Всё меньше белых пятен
Всё больше чёрных дыр

Всё менее иллюзий
Ошибок, неудач
Спасает от конфузий
Схематика задач

Всё более токсичны
Ехидные «хи-хи»
Всё более циничны
Удачные стихи

Идёт процесс фатальный
И близится пора
Где будет мир реальный
Как чёрная дыра

 

*  *  *

Дела идут, контора пишет
Вдруг ветер стих и флаг поник
Глаз что-то видит, ухо слышит
Но впереди, увы – тупик
Душа в уютном ёжась теле
На неминуемой меже
Пространство спросит – «неужели?»
И время спросит – «как? уже?»

 

*  *  *

Пора покидать рудокопу забой
Считать, что пошло на-гора
Пора, брат, пора разобраться с собой
Пора, брат, пора, брат, пора

Пора подобрать себе славный пример
И выбрать по силам аллюр
– Глухой – как Бетховен
Слепой – как Гомер
Хромой как бродяга Тимур

 

*  *  *

Вот и август. Земле и Галактике
Да и мне становиться старей
Отцвели голубые касатики
Расцветает пурпурный кипрей
А коль будем мы живы и здравы
Проследим как на сих берегах
Желтым цветом саженные травы
Зацветают в дремучих лугах
Помереть бы без грусти и славы
Там, где луг обегают ручьи
И, чтоб летом цветущие травы
Прорастали сквозь рёбра мои
И, чтоб осень соря семенами
Осыпала разъятый костяк
И зима голубыми снегами
Укрывала ничтожный пустяк

 

*  *  *

Мало смысла в стращании чёрной дырой
Мало толку в религии зыбкой
Под горой мой герой материт геморрой
И тоскливо играет на скрипке
Как звенит над тобой небосвод голубой
Как горят у тропы мухоморы
Как красавица манит съедобной губой
Как волнующи струн переборы
Не сносить яйцевидной тебе головы –
Вдруг шальной поразит тебя пулькой
Смертоносными клочьями чёрной вдовы
Или светлой весенней сосулькой
Всё – мираж, всё – кураж. И марьяж этот наш –
Сотрясенье пустого эфира
То – беспечный покой, то – безудержный раж
Что ни миг – сотворение мира

 

Вспольный переулок

Кабы обратиться мне снова в Сашку
Пересесть бы с Аннушки на Букашку
И поехать молодцу
По Садовому кольцу
Голубой троллейбус из старой песни
Плёлся бы в сторону Красной Пресни
Там ведут мои следы
В Патриаршие Пруды
В невоспетом бардами переулке
Знаю я все дворики-закоулки
Там жила любовь моя
И Лаврентий Берия
Доигрался Берия до расстрела
Молодая девушка постарела
Поседел с тех пор и я
Но жива любовь моя

 

*  *  *

Прекрасная ясная осень
Замешкалась в нашем саду
Такая прекрасная осень
Последняя в этом году

Прекрасная
Ясная
Осень
Увижу ль такую опять
Случается лет через 8
А то через 25

Она притворяется летом
Как будто такая всегда
Так я притворяюсь поэтом
Совсем неплохим
Иногда

 

*  *  *

Немалая жизнь
Нам с тобою досталась
У нас впереди
Ещё целая старость
С чредой пусть не самых
Весёлых событий
С грядой пусть не самых
Приятных открытий

Полны закрома
Нажитого сознанья
У нас впереди ещё
Воспоминанья
Живые картины
И мёртвые схемы
Фантомы, дилеммы
Проблемы и темы

А если почти
Ничего не осталось
У нас впереди
Ещё целая малость
И счет для неё
Всё полнее и строже
И чем она меньше
Светлей и дороже

В душе созревает
Иная беспечность
У нас впереди ещё
Целая вечность
И вечный покой
За чертою сознанья
Где несть ни печали
Ни воздыханья

 

*  *  *

Кончаем жизнь безгрешную свою
Воздастся нашей маленькой семейке
Мы снова повстречаемся в раю
В отеле Paradise как в Шарм эль Шейхе

Там ангелами стриженый газон
Там пальмы поливают херувимы
Там нежный, безмятежный горизонт
Там пляж песчаный солнышком палимый

Я буду и не молод, и не стар
А ты юна, прекрасна как когда-то
Мы будем лучшей из влюблённых пар
Два облака, два дивных аромата

Архангел опираясь о престол
Нам ключ вручит, пропев, что срок наш вечен
Что целый день накрыт нам шведский стол
Где выбор вин и фруктов бесконечен

Мы будем сувениры выбирать
За стеклами бесплатных магазинов
Потом нырнём в широкую кровать
И будем спать до первых муэдзинов

 

*  *  *

Всему свой срок
Так – так тому и быть
Сначала жить захочется как пить
Потом случится времени приспеть
Когда любить захочется как петь
И завершится – надо уповать
Что умереть захочется как спать

 

Эпитафия

Под скромным сим надгробьем
Почил на вечный век
Господнее подобье
Приличный человек

Ничем он не увенчаный
Не обнажал страстей
Не изменял он женщинам
Не обижал детей

По правде жить старался
А если иногда
На чём-то попадался
– Простите, господа

 


 

Содержание

«Наколи мне на запястье…»
«Наколоть ли одесную…»
«Наколи на груди мне…»
«Наколи мне бриг под парусами...»
«Хорошо постоять на спардеке...»
«Далеко, на краю Ойкумены...»
Летучий голландец
На мели
«То в грязь, то князь…»
Приметы
Утро
Вечер
Соль
«Ничто беды не предвещало...»
«Харимкотан... Харимкотан…»
Туман
Второй пролив
Доширак
Амфибия
Капитан
Шторм
Порт
Кораблик
Вершина
Река
Пора
Кайф
Роба
Цукими
Приглашение
Золотая рыбка
Золотая рыбка (вариант)
Минтай
Камбала
Медузы
Кукумария
Запах моря
Птицы
Нерпы
Чилим
Чайки и вороны
«Весь мусор на этом пустом берегу…»
Кукареку
Лилии
Собаки
Объяснение в любви
Прогулка с Дружком
Медведь
Древо жизни
Чех и немец
Игуанодон
Мои предки
«100-летняя сирень…»
Кентавр и русалка
Три брата
Дмитров – Москва
Встреча
Послание (О. Г.)
Предсказание (Г. Б.)
Поздравление (L. L.)
«Перед субботою…»
«Пусти в свой разум чудеса...»
Отшельничек
Наталья Юрьевна
«Знакомая дверь...»
1955 – 2005
«Леденеющий воздух окраин...»
N. M.
Фото
«Моя прекрасная старуха…»
«Эйфория совместного сна…»
Реинкарнация
«Следующая из бесчисленных жизней…»
«Может – Мир как пузырь…»
Послание
Зависть
Милостыня
Ашикли
«Пока диплоидный комок…»
«Разув глаза, отсеяв блажь и ложь…»
«Утомясь от напряженья…»
«Мой путь перевёрнут, разрезан и склеен…»
Бродяга
Триумф
Одуванчики
Команда
«В полёт, вдохновенный поэт…»
Писака (Я?)
Сонет о мысли
Камчатский сонет
«Кондовый смысл моих торчащих слов…»
Сонет о славе
«Я хотел бы спеть с тобой романс…»
Сонет о палиндромах
Заскучал
«Невольник обоев…»
«Перестиранное…»
«Ни любви…»
Собеседник
«Танцует дирижёр…»
Затмение
«Встаёт вечерняя заря...»
«Брусничный холм...»
Хокку о луне
«Я выдумал страну…»
«Я пел во сне...»
«Смотрит в глаза мне...»
«Что вскочил на босые конечности...»
Сон про кино
А. Д.
Сон про отца
НЕ НОЙ!
«Я вижу сквозь веки…»
Из З. Фрейда
«Есть у меня двойное дно…»
Бред
Циферблат
«Я – книжный червь…»
Неправильные глаголы
2x200 + 3x300
«Скрылся Феб за холмы...»
«Так тиха тишина тишины...»
«Словно птица промелькнула...»
«Льёт капель...»
«Я глохну...»
«Ах, годы, годы...»
«Нет, ещё не дряхлость вроде...»
«Тебе шатко, и валко, и жалко...»
«Я сам себе братец-близнец и двойник...»
«Как бы забыть...»
«Как тучи ночи мчатся...»
«Озираясь окрест...»
Чёрная дыра
«Дела идут, контора пишет...»
«Пора покидать рудокопу забой...»
«Вот и август. Земле и Галактике…»
«Мало смысла в стращании чёрной дырой…»
Вспольный переулок
«Прекрасная ясная осень…»
«Немалая жизнь…»
«Кончаем жизнь безгрешную свою…»
«Всему свой срок…»
Эпитафия

 


Перепечатано из журнала «Здравый смысл»,
книг «Моря и берега» (М., 2006),
«Фантазии» (М., 2012)
и сборника «Литературные страницы» #7.
Стихотворения разных лет. Ранние «морские» стихи сочинены в начале 60-х гг. ХХ-го века.
Выбор стихотворений и их расположение
целиком на совести ведущего сайт!

 

© Александр Александрович Яржомбек,
Избранные стихотворения. 2012

 

Александр Александрович Яржомбек

Александр Александрович Яржомбек (Яржамбек) –
профессор ихтиологии, доктор биологических наук,
главный научный сотрудник лаборатории морских рыб Дальнего Востока Института рыбного хозяйства

 


На первую страницу сайта
«Александр Круглов (Абелев). Афоризмы, мысли, эссе»

 

 

Рейтинг@Mail.ru


Сайт управляется системой uCoz